Как не дрались в НКВД

Db2QCW9Wceg

В том-то и заключалось преимущество древних, что они во всем умели отыскать меру.

(Г. Лессинг)

А ПРАВДА, КТО СИЛЬНЕЕ. КАРАТИСТ ИЛИ БОКСЕР?
...Согласитесь, само словосочетание «боевые искусства» несколько странное. Все дело в том, что бой пред-полагает боль, кровь, пот, грязь и смерть. Что же касается искусства, то без нравственных правил, без гармонии, человечности это понятие представить трудно, если вообще мыслимо. солдат1Охотно верю, что самураи видели гармонию в динамике боя, да и в самой смерти тоже. Но они руководствовались правилами, сводом которых являлся самурайский кодекс. Тем не менее события второй половины девятнадцатого и двадцатого веков полностью отмели всякую нравственную основу войны. «Красотой» современного боя можно полюбоваться, например, посмотрев фильм «Чистилище». Или, если нервная система покрепче, освежить в памяти хроники бесланских событий...
В бою ограничений нет. Если при обучении боевому единоборству вводятся правила, то единоборство перестает быть «боевым». Давайте, поговорим на эту тему подробнее...Совсем без ограничений технических действий — это, конечно, хорошо, но очень больно, в смысле травматично. Возникает проблема проведения соревнований. Тренировочные спарринги проводить еще можно. При условии, что под словом «спарринг» понимать не поединок с выяснением, кто в секции «круче», а отработку изученного материала в условиях, которые максимально приближены к реальности. С другой стороны, наверное, следует помнить о том, что нет никакого смысла на занятиях в парах отрабатывать одни способы действий, а «спарринговать», прибегая к использованию других приемов. К сожалению, подобная практика используется очень часто. Что касается травматичности при проведении соревнований, выход известен — использование защитной амуниции. Но — разве у нас оценивают удары, которые пришлись в защитные приспособления ? А ведь именно такой удар в реальном боевом поединке как раз и может «уложить» противника. И такие удары нужно засчитывать.
К примеру, соревнования по КУДО сравнительно мало ограничены правилами, но спортсмены имеют защитные забрала, прикрывающие их лица почти до подбородка. Ткните себя даже не сильно в нос. Ощущение малоприятное. Тем не менее забрало позволяет не обращать внимания даже на чувствительные удары в эту область. Если вы внимательно посмотрите на бойцов КУДО в действии, то заметите, что они так и делают. Прямые несильные тычки частенько достигают цели. Однако эти удары не оцениваются судьями по правилам соревнований, а, значит, защитой от них можно пренебречь. И это опять же все происходит на уровне подсознания.
Чтобы стало более понятно, о чем речь, давайте представим себе поединок боксера и каратиста с целью выяснения, «кто сильнее». Как известно, современный бокс — это вид спорта, и я не слышал, чтобы бокс называли «боевым»... Перечислять, что правилами запрещено, — нудно и скучно. Именно поэтому мы его и выбрали в качестве наиболее наглядного примера. Думаю, ни у кого не вызывает сомнений то обстоятельство, что реальный бой между каратистом и боксером должен проходить без правил. Предположим, мы разрешили удары ногами по ногам. Боксеру придется менять стойку; далеко выставленная вперед нога становится очень уязвимой. Разрешим бить ниже пояса — ему снова необходимо перестраиваться, еще больше изменять исходное положение для контроля за другим уязвимым местом. Разрешим рубящие вертикальные удары — изменится техника защиты. Осталось только ввести удары пальцами, локтями, открытой ладонью, броски...

Возможно, я что-то упустил, но извините, а куда исчезла техника бокса? Совершенно верно, правила поединка определяют технику, которая используется бойцами.
Боксер не готов к применению против него всех перечисленных выше действий. Он прекрасно знает и понимает, что такие варианты нанесения ударов возможны. Допускаю, что после тренировок он пробует, например, наработать технику борьбы или ударов ногами. Но знать и уметь применять — это, как известно, разные вещи.
Напомню, мы предполагаем, что оба соперника в равных условиях. Думаю, шансы каратиста в данном случае гораздо предпочтительнее. В первозданном виде в стилях карате-до ограничений практически нет.
Но и каратист каратисту — рознь. По карате-до также проводятся соревнования. Например, спортивные правила стиля киокошинкай запрещают нанесение руками ударов в голову и шею. Техника стиля тут же претерпевает изменения. «Появляются» низко опущенные руки, защищающие в первую очередь корпус. Дело в том, что атака ногой в голову — сравнительно продолжительное действие, есть все шансы среагировать в случае необходимости. В пах удары запрещены, остается только грудь и живот. Именно туда и переместились руки в стойках бойцов. Немного меняется техника прямых ударов руками. Они вроде бы начинаются так же, как и в голову, но потом перенацеливаются в грудь.
В результате притупляется реакция на атаки руками в голову Защиту от них перестают отрабатывать на тренировках за ненадобностью. Совокупность ограничений делает фронтальное положение по отношению к противнику самой привлекательной стойкой, что автоматически снижает эффективность боковых ударов руками. Дело в том, что при использовании фронтальных стоек такие удары очень сложно пробивать по корпусу. Гораздо удобнее наносить их в голову, но подобные технические действия запрещены правилами проведения соревнований по киокошинкай карате.

солдат2И не стоит надеяться, что «если нужно будет, то вот тогда-то я разверусь по полной программе»... Нет, этого не произойдет. Если хотите выиграть соревнования, то вы должны работать по правилам этих соревнований. Нарабатывать технику согласно этим правилам из месяца в месяц, из года в год, до автоматизма. Думать, когда скорости максимальны, а напряжение беспредельно, некогда. Организм будет делать то, чему обучен. Если вам в спорте запрещали бить в пах, в вашем техническом арсенале не будет как самого удара, так и ни одной комбинации, в которую бы он входил. Специально прицелившись, предварительно обдумав свои действия, вы ударите. Но автоматически — никогда. На уровень подсознания у вас это движение просто не выведено.

Вот еще пример. У армии КНДР имеется единственный в мире корпус спецназа. Не группа, не отряд, не бригада, а корпус. Естественно, что тамошнее командование чрезвычайно озаботилось использованием ног спецназовцев в боевой обстановке. Поэтому в таэквондо большей частью ими и машут. Прошу поклонников этого вида простить меня за столь вольную интерпретацию предназначения таэквондо. Но согласитесь, что без особенностей, связанных с применением рук, таэквондо уже не таэквондо, а одно из многочисленных направлений карате. Впрочем, то же самое можно сказать и о других стилях и направлениях, в которых по различным причинам широко распространены ограничения. Например, если позволить на соревнованиях по киокошинкай карате наносить удары руками в голову, то единственным заметным отличием от других стилей карате будет то, что спортсмены вместо «ки-ай!» кричат «ос!». Возможно, специалисты найдут еще «десять отличий», но узнаваемость и самобытность стиля будут утеряны. Таким образом, добровольное ограничение техники играет роль бесплатной рекламы для направления единоборств, в котором оно введено.
Позволю себе некоторое сравнение. Пистолет Макарова при помощи маленького напильника за пятнадцать минут можно заставить стрелять очередями. Можно снарядить достаточное количество магазинов для этого. Но в любом случае его технические характеристики будут уступать автомату АК-74М. На дистанции 100 метров автоматчик будет иметь подавляющее преимущество перед двадцатью людьми, вооруженными хоть двумя пистолетами Макарова каждый, и все дело в эффективной дальности стрельбы различных систем оружия.
Так же и с применением боевых единоборств. Какие-то проблемы можно решить «хуком» справа в челюсть, а для каких-то ситуаций и многообразия техники всех единоборств будет недостаточно.
Вывод: чем меньше у вас огранинений, чем многообразнее набор совершаемых вами технических действий, тем эффективнее ваш личный стиль.

СТРАШНАЯ ВОЕННАЯ ТАЙНА

Теперь пойдем в наших рассуждениях дальше. Считается, что в самых лучших наших «силовых структурах» не могли не быть раньше и есть самые секретные, а следовательно, самые эффективные способы уничтожения одного человека другим. Речь идет, конечно, о единоборствах. Воспользовавшись предоставленным случаем, огромное количество прохиндеев стало эксплуатировать эту народную мысль. Появились различные секции и клубы, в которых беспардонно преподавались «секретные» стили Отечества...
А теперь обратимся к реальности. Будучи в прошлом человеком военным, я как-то даже загрустил. Надо же, упустить такую возможность! Вот же оно — Великое Знание! Надо было просто подойти к начальнику разведки, благо он был моим непосредственным начальником, и все. Думаю, не отказал бы подчиненному, показал бы пару «мегаприемов». Или к контрразведчикам обратиться. Тем вообще слово «нет» по роду их служебных занятий произносить не положено. Потом еще раз все взвесил и успокоился. Почему?
Все руководящие военные документы по мере изменения обстоятельств соответственно изменяются. За исключением наставлений по физической подготовке в части, касающейся рукопашного боя.

 

Сейчас я раскрою страшную военную тайну. «НФП-87» (Наставление по физической подготовке 1987 года издания), которое было при мне, со всеми этими «рычагами наружу» и «загибами руки за спину» являлось единственной обязательной для изучения в силовых структурах страны системой рукопашного боя. Мне очень хотелось бы еще с курсантских лет заглянуть в глаза создателю подобного «чудо-творения». Уровень несоответствия руководящего документа тому, что происходит в действительности, поражает воображение.
Возможно, оно сейчас называется как-то по-другому, но суть его, уверен, не изменилась.
Все заинтересованные лица могут вздохнуть с облегчением; никаких «секретных стилей» ни в ГРУ ГШ, ни в былое время в НКВД, ни у «краповых», ни у «зеленых», ни у «серо-буро-малиновых беретов» нет и никогда не было. И вот почему. Все эти структуры не предназначены для воспитания мастеров рукопашного боя. Это не монастыри, не секции, не клубы и не закрытые тайные общества. Это порождения государственной машины с четко определенными функциями. Весьма приближенно их можно разделить на две противоположные составляющие. Те, кто подготавливает и использует диверсантов, и те, кто готовит и использует своих сотрудников, для того чтобы ловить вражеских диверсантов и отечественных бандитов.
Моей заслуги в этом нет, но я прекрасно знаком с системами подготовки кадров, которые используются в каждом из этих двух типов ведомств.
Более того, имею достаточно четкие представления, как работают именно их силовые подразделения. Можете поверить, за сравнительно небольшой промежуток времени, отведенный на обучение, будущему сотруднику необходимо освоить огромный объем информации. Например, при подготовке бойца спецназа ГРУ ГШ его обучают следующим дисциплинам; огневая подготовка, специальная тактика, тактика действий и состав армий вероятного противника, связь, минно-подрывная подготовка, иностранный язык, парашютная подготовка. Он их не только изучает, но и постоянно совершенствует полученные навыки. Кроме всего прочего, никак нельзя обойтись без строевой подготовки, занятий по уставам ВС РФ и т.д. Добавьте к этому физическую подготовку, где рукопашный бой — всего лишь один из многочисленных разделов. И это еще не полный список предметов.

 

«ЛЕВЫЙ ПРЯМОЙ» ИЛИ «КИ-АЙ»!

содлдат3Уверяю вас, что «отлавливающие диверсантов структуры» относятся к подготовке своих кадров не менее ответственно. Кроме этого, существуют еще учения, полевые занятия по два-три дня, наряды, дежурства, болезни и т.д. И наконец, после успешного окончания учебного заведения ко всему этому добавляется выполнение боевых задач и служебных обязанностей. Короче, надо очень любить единоборства, чтобы находить для этого время, силы и, главное, как это ни покажется странным, место. Зимой в палатке, углубленной в землю, особо не позанимаешься.

И самое неприятное во всем этом то, что никто никаких условий для серьезных занятий боевыми единоборствами не создает. Мало того, если вам не мешают — это уже хорошо.
Согласно собственным личным ощущениям, полгода — это тот критический срок, за который, если упорно тренироваться, результаты заметно возрастают. Или, наоборот, ощутимо падают, если не заниматься. Это толь-ко персонажу Стивена Сигала после восьми лет нахождения в коме понадобилась всего пара недель для полного восстановления организма. К сожалению, способа консервации физической формы еще не придумали.
В «Смерше» и НКВД, так же как и сегодня в аналогичных структурах, народ был занят более насущными проблемами, чем разработкой и совершенствованием собственных стилей рукопашного боя.

Кто с какими навыками приходит в соответствующие войска или органы, тот тем и занимается, чаще всего самостоятельно и в свободное время. Гораздо реже под руководством отцов-командиров. При этом если последний боксер, то группа бьет «левый прямой» в голову, «правый боковой» в корпус. А если адепт карате-до, то вся рота кричит «ки-ай!» или «ос!».

Еще реже, как правило в учебных заведениях, бывают попытки ввести в программу обучения курсантов или слушателей занятия по тому направлению единоборств, которое полюбилось начальнику. Но чему можно научиться занимаясь два раза в неделю, для меня всегда оставалось загадкой. А в среднем, при известной загруженности, регулярность «официальных» тренировок именно такая.

НОВЫЙ СТИЛЬ — ЭТО ЛИЧНЫЙ СТИЛЬ...

Но, может быть, в элитных подразделениях все-таки учат чему-то этакому загадочному? Должен вас огорчить.  Со мной вместе на одном курсе учился тогда еще будущий чемпион группы «А» по рукопашному бою. Уверяю вас, ничего особо секретного в его технике не было. Мне приходилось общаться с сотрудниками различных групп как антитеррора, так и диверсантов. Рукопашный бой в их подготовке профилирующий, но далеко не самый важный предмет. Народ занимается либо самостоятельно, используя прошлый опыт тренировок, либо под руководством инструкторов, иногда приглашаемых со стороны. Естественно, тренировки проводятся на базе той техники, которой те владеют.
С практической точки зрения рукопашный бой используется в этих структурах в основном как способ повышения психологической устойчивости сотрудников.
Действительно, боец группы антитеррора, СОБР, ОМОН и так далее в полной боевой экипировке представляет собой бронированного и вооруженного по последнему слову техники «монстра». Желающих вступать с ним в рукопашную схватку, как правило, нет. Люди, несогласные с его точкой зрения на происходящее вокруг, предпочитают оказывать сопротивление все больше ведением огня из самых разных видов оружия, нежели кулаками.
Да и потом, допустим, нравится командиру «зеленых беретов» джиу-джитсу. Пригласил он тренера-инструктора. Как следствие — основой рукопашной подготовки «зеленых беретов» стала техника джиу-джитсу. То есть никакого особенного стиля «зеленых беретов» при этом не появилось. Следующему начальнику, может быть, больше будет симпатичен какой-нибудь «северный кулак южного Шаолиня», и преподавателей заменят на поклонников данного направления...

 

Согласен, что особенности, вызванные условиями работы, есть, но все они носят ограниченный характер.  Техника становится ущербной по отношению к оригиналу. Например, после многокилометровых маршей с оружием, боеприпасами и амуницией махать ногами как-то уже нет сил... На Корейском полуострове это практикуется, а у нас нет.
Поэтому в спецназе ГРУ ГШ и в ВДВ часто культивируется сплав борьбы и бокса. Это вынужденная мера.
Энтузиасты, конечно, существуют — офицеры и прапорщики, которые, несмотря на все невзгоды, фанатично занимаются любимым делом. Оттачивают мастерство, позволяющее им «укладывать» другого человека, причем с наименьшими физическими затратами. Еще реже встречаются те кто подходит к процессу творчески, находит свои, оригинальные решения этой проблемы.
Но обучить этому кого-то еще у них просто нет ни возможности ни условий. Поэтому новый стиль даже если он вопреки всему появился, остается личным стилем этого человека всей структуры.
Борис МИРАНДОВ
Источник: Рукопашник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *