«Как я заработал и пережил свой первый инфаркт» — Рассказ бывшего спортсмена

БрюсЛи

Живи и жить давай другим. (Г. Державин)

Суровая, но очень поучительная статья, опубликованная в журнале «Физкультура и спорт» в восьмидесятых годах,  -  о том к чему может привести «хроническая перетренированность» — на мой взгляд совершенно не потерявшая своей актуальности и в наше время. Лично мне, эта статья очень запомнилась — даже как-то на блоге я вскользь упоминал автора этой статьи в несколько ином ракурсе. Всегда нужно помнить — во всем важна мера — и помереть можно,  не только например от курения, но и от, так сказать, чрезмерно «здорового образа жизни».

Итак,

"...Эту болезнь давно уже нарекли болезнью 20 и уже 21 века. Причем уносит она в основном жизни мужчин, несмотря на возраст.

Зададимся вопросом, почему же именно мужчин? Давайте оставим в стороне те обстоятельства, такие как курение и злоупотребление алкоголем, и в остатке у нас останутся такие факторы риска как физические и эмоциональные перегрузки. Разве у женщин их меньше?

Скорее всего женские натуры так устроены, что стресс тут же находит выход в слезах и даже истерике, и таким образом они снимают большую часть нервных срывов. Мужчина же, которому стыдно давать выход своим эмо­циям, загоняет их в себя. Часто это приводит к траги­ческим исходам в ситуациях, которые легко могли бы быть лока­лизованы.

Вот я тоже хочу поделиться собственным опытом, чтобы дать мужчинам (да и женщинам тоже) практические советы, как оказывать неотложную помощь себе в этой страшной ситуации. Скажу сразу: у меня нет медицинского образования, правда читать приходилось о многом.

Инфаркт обычно связывают с гипокинезией. Моя ситуа­ция совсем другая: нет нехватки нагрузки, а скорее наоборот — перегрузка.

Как это произошло со мной.

Первый инфаркт подкосил меня когда мне стукнуло 48 лет. За 6 дней до этих печальных событий я получил приз за победу в соревнованиях физкультурников старше 40 лет. При этом я отлично играл в волейбол, три-четыре раза в неделю бегал по утрам по 8 километров в парке. Спокойно мог подтянуться на турнике до 12 раз и по 10 раз приседать и вставать «пистолетиком» на каждой из ног. Одним словом, я имел вполне приличную физподго­товку.

За 2 недели до этого рокового дня я, без особого напряжения взвалив на плечи достаточно большой мешок с капустой, первый раз ощутил в груди какое-то незнакомое для меня щемящее чувство, которое и болью-то наверное нельзя назвать. Но не придав этому ни малейшего значения, и решив, что я просто неудачно повернулся и просто «защемил» какие-то нервные окончания. Через несколько дней, пытаясь догнать под­ходящий к остановке автобус, я испытал такое-же неприятное ощущение. И снова ничего, никому не сказал, ощущая себя совершенно здоровым.

И вот однажды, после работы, уставший, поздно вечером захотел распилить ножовкой металлический уголок для гимнастической стенки на даче. Вечер был осенний, на дворе стоял октябрь, было пасмурно. От холодного железа у меня замерзли руки и для того чтобы согреться, я начал более интенсивно пилить. Тут же в груди стало нарастать щемящее чувство, и по телу разлилась слабость. «Не хватало мне только раскиснуть на глазах у всех соседей!» — мысленно сказал я себе, взяв в руки тяжелые заготовки и вбежав на второй этаж.

Свалился я уже прямо в прихожей, корчась от невыносимой сдавливающей грудь боли . Приехала «Скорая». Интенсивными мерами врачи меня буквально «вытащили» с того света.

" Да уж, инфаркт вы сами себе спрово­цировали ", — сказал обследовавший меня врач «... и можно было бы обойтись и без него. Сердце у вас тре­нированное, не слабое. Как же вы могли так себя загнать ! „

В больнице, где я провалялся больше 3-х месяцев (инфаркт снова повторился), а я за это время стал более образован, правда скорее не в области медицины, скорее — «инфарктное» образование получил.

Всю жизнь буду помнить мою спасительницу Диану Андреевну Зенькович. Она видела в пациентах своих союзников по борьбе с этой болезнью. Заходя в палату, где нас было трое сердечников, она постоянно читала нам лекции, короткие и попу­лярные, и главное доступные для восприятия.

Рассказывала примерно так:

Сердце это такой мешок с мускулами. Этот неутомимый механизм выполняет огромные объемы работы, перегоняя за 24 часа несколько тонн крови. Само сердце так и не обогащается кровью, которая, как через насос проходит через него. Мышца сердца­ снабжается кислородом снаружи, через большое количество кровеносных сосудов, подходящих к ней извне. Можете представить себе этот механизм?

И вот когда в нем происходит сбой, из за того, что какая-то часть питающих его сосудов поражена склерозом и не пропускает достаточное количество крови. Кусочек сердечной мышцы, теперь лишенный питания, омертвевает.

Да, но ведь все другие соседние мышцы сердца остались трудоспо­собными ! И вот тогда, мощными сокращениями, они буквально разрывают тот участок который омертвел. Ведь недаром же в старые времена, инфаркт так и назвали — разрыв сердца. Человек уже находится между жизнью и смертью.

Вот и стоит ли говорить, что если в эту минуту он предпримет какое либо физическое усилие ( например, взбе­жит по лестнице ), тогда шансов чтобы его спасти практически уже не остается !

Кардиологи, наверное, с иронией улыбнуться, прочи­тавши эту примитивную схему ( еще и в моем изложении ). Но мне именно это ясное представление о механизме возникновения инфаркта, не просто спасло жизнь, но и позволяет вот уже более десяти лет активно жить и трудиться. ( Мне настоятельно советовали оформить инвалидность, да и вообще бросить работу.)

Недавно погиб мой 42-летний друг. Думаю, что он убил себя сам, аналогично тому, если бы приставил к виску заряженный пистолет ! Вот как все произошло.

Во время поездки на соревнование в один из небольших городков, он вдруг ощутил странную слабость по всему телу, «Ну? Скорее всего, сказал он себе. — Да чтобы я, атлет,постоянно играющий в футбол со своими ровесниками, ветеранами, разрешил себе валяться в постели из-за ерундового недомога­ния ! Чепуха ! Мне необходимо просто хороше размяться...» Но на землистый цвет его лица и явно нездоровый вид обратили внимание окружающие. С огромным трудом его еле уговорили обра­титься к врачу.

Врач же сразу обнаружил грозные признаки:«Молодой человек, у вас предынфарктное состояние». Тут же его положили в мест­ную больницу. Строго запретили вставать с постели, а чтобы было надежнее, отобрали у него его тапочки. Полежав полдня и немного отдохнув, он почувствовал себя совсем здоровым. Мой друг с пренебрежением отказался от подставленной «утки» и босой пошел в туалет. Из туалета его вынесли уже на носилках. И теперь уже не палату, а прямо... в морг.

Я так ясно представляю все что произошло с ним, хотя меня там небыло потому, что я сам пережил точно такое же. После того как я упал в прихожей, «скорая» проделала все необходимое. После нескольких уколов, которые расширили мне сосуды и улучшили кровоснабжение сердечной мышцы, я сразу пришел в сознание. За это время, пока меня бережно относили в машину, а потом везли по городу, боль совсем утихла. Я ощутил в мышцах привычную силу. Оформлявшему меня дежур­ному врачу я самоуверенно заявил, что никакого инфаркта у меня, спортсмена, нет и никогда быть не может. Я извинился за беспокойство и собрался сразу-же отправиться домой.

Врач с изумлением посмотрел на меня и с иронией заметил, что в третем часу ночи я навряд ли доберусь домой, босиком, в спортивном костюме...“ Давайте подо­ждем, до утра...»

Утром я совсем почувствовал себя здоровым. И несмотря на то, что мне четко было сказано:«У вас инфаркт», я усомнился в компетентности врачей — так как я чувствовал себя прекрассно !

С «уткой» у меня тоже не сложилось, и я, так же, направился в туалет в соседских тапочках. Судьба меня пожалела: я вернулся в палату самостоятельно, но после этого почувствовал, как на меня «накатило» то самое ощущение в груди, которое я испытал вчера во дворе. Слава Богу, дело происходило в больнице, и в кардиоло­гическом отделении. Я нажал красную кнопку — тревоги. Прибежали врачи и срочными мерами упредили, и недопустили уже начинавшийся новый приступ инфаркта.

Вот и из-за этих «художеств» (пока я не поумнел) я провалялся на спине целых три месяца, вместо одного, да еще после больницы три месяца долечивался дома.

Что делать, если это произошло

Какие выводы можно сделать из всего этого?

Самое главное — необходимо учиться самоконтролю, это значит правильно анализировать и понимать свои ощущения. И прежде всего не заблуждаться, что вроде сердце на­ходится слева и и поэтому в случае его заболевания «покалы­вает». В левом боку иногда покалывает совсем из за других причин.

Нам всем необходимо знать, что сердце находится «за грудиной» (никогда раньше не слыхал о таком термине ), на самой середине груди и за костью, от которой ребра растут, приэтом достаточно высоко — почти в том месте, где начинается горло. Вот уже если там заболит...!!!

Огромную, тревогу должны вызвать даже незнакомые и ни на что другое не похожие щемления, жжения за грудиной, иногда отдающие в левую руку, и одновременно разливающаяся по телу слабость, ощущение что грудь сдавлена, затруд­няющая каждый вдох.

Скорее всего это подступает к вам инфаркт ( пусть не критикуют меня за смелость суждения врачи ). Еще пока только подступает.

Случится ему или не быть, начать развиваться или задерживаться на стадиях стенокардии ( так-же довольно опасной) зависит от многих причин:

От вашего состояния и степени изношенности организма.

От состояния вашей нервной системы.

От близости квалифицированной помощи врача.

От наличия лекарств.

И не в последнюю очередь — от осмыс­ленности и грамотности, и вашего поведения в этот критический для вас момент.

Болевые зоны при инфаркте миокарда: темно-бардовая= типичная область, светло-бордовая = другие возможные области

Упаси вас Боже от попыток, с помощью « своей силой воли » в преодолении разли­вающейся по телу слабости, свинцовой тяжести в конечностях, щемлениях за грудиной ! Ни опоздывание на работу, ни пожар, не должны вас заставить побежать, или взлететь по лестнице, или до­нести «до места» сумку ! Ничто ! Речь идет о вашей жизни и она может оборваться в течении получаса, каким бы спортсменом до этого ни были.!

Тем не менее, помочь человеку ( или помочь самому себе ), если внезапно случился при­ступ, еще не поздно. Первое, что необходимо сделать, надо сразу уменьшить нагрузку на сердце ! Для этого необходимо пре­кратить всякое движение, сесть или лечь где придется, и пол­ностью расслабиться.

Необходимо постараться согреть быстро остывающие руки и ноги. Также необходимо обеспечить доступ свежего воздуха. И конечно принять сильное сосудорасширяющее лекарство: нитроглицерин, сустак или нитронг. Где взять его? Если у вас уже происходили похожие слабые приступы, а врачи подтвер­дили, что сердце у вас не здорово — крошечную пробирку с таблетками нитроглицерина, он отпускается в аптеке без рецепта, надо постоянно носить при себе. Если же приступ начался неожиданно, первый раз — обратитесь за помощью к прохожим. Сегодня «неотложную сердечную помощь» носят очень многие; они выручат вас. Уже после одной принятой таблетки будет вызван бурный прилив крови и резко уменьшится опасность разрыва сердца.

Дальше. Вы доставлены в больницу, и заботливые врачи выходили вас. Перед вами возникает еще один «деликатный» вопрос: каким образом лучше восстанавливаться, чтобы опять вернуться к активной жизни? «Деликат­ным» этот вопрос назван только потому, что медицина не дает на этот счет никаких рекомендаций. Смотрите сами: давайте почитаем статьи о восстановлении здоровья для перенесших инфаркт. Кроме советов « почаще бывать на воздухе и больше ходить» вы ничего не прочтете. Далее следует многозначи­тельное: « для этих людей возможность заниматься физкультурой существует, только они должны посоветоваться со своими лечащими врачами ».

Что же, обратимся по указанному адресу ( если не делали этого раньше ). И убедимся, что наш лечащий врач, хороший друг и несомненно ваш благожелатель... свято следует мудрейшему совету « отца медицины » Гиппократа: « Не повреди ! » Да, он расскажет вам, что физкультура и закаливание — это здорово. Но... вам лично благоразумнее подождать, немного поосторожничать и заняться этим как-нибудь потом, в будущем !

Я не хочу бросить тень на врачей ( которым обязан тем, что живу и работаю) Они, как бы осторожничают, лишь потому что их учили лечить, а не применять физкультуру ? Ничего такого ! Я убежден, что врачи понимают целебную силу физи­ческих упражнений, и знают методику их использования. Но не для того, чтобы порекомендовать сердечникам системы физических упражнений да и еще с возрастанием нагрузок, и таким образом, взять на себя ответственность за жизнь пациента. У врача должна быть возможность постоянно контролировать малейшие изменения в организме пациента. А где найти эту возможность, у врача поликли­ники, принимающего в день 40-60 больных ?!!

Вот в этом и заключен столь необъяснимый на первый взгляд феномен: вся популярная ( в первую очередь — спортивная) литература, печатные издания, интернет, радио и телевидение призывают заниматься физкультурой как малых и старых, так и здоровых и больных. В это же время при обращении к врачам за советом, вы скорее всего встрети­тесь с стремлением уберечь вас от нагрузок. « Не повреди ! »

Совет лечить болезни (в том числе и сердечно­сосудистые) активными движениеми вы сможете получить разве-что у врача-энтузиаста, наподобие академика Н. Амосова.

Идеальный вариант, это ваш личный лечащий врач, наблюдающий вас в течении многих лет и который фиксирует все изменения в вашем организме, и при этом дающий научно обоснованные рекомендации. Но эта мечта похоже несбыточная.

Ну а если так, тогда большое значение уже приобретает ваш самоконтроль. Я опять хотел бы сослаться на личный пример, го­воря о послеинфарктном восстановлении методом постепенного увеличения нагрузок — при условии, конечно, что я никому не навязываю и ни рекомендую свой метод.

Не стану подробно рассказывать, скажу только, что я, попав в такое тяжелое положение, прислуштвался и действовал по указанию врачей, но с небольшим опережением. Я очень внимательно прислушивался к своему самочувствию, и только когда мне разрешили пройти по комнате 10 шагов, я проходил 15, 19, 22. Но сразу же останавливался только при намеках на неприятные ощущения, в которых я уже очень неплохо разбирался. Так же поступал при выборе комплекса упражнений для заряд­ки: со временем усложняя их, увеличивая число повторений.

Так и пришел к тому, что сегодня, в возрасте за 60 с лишним, снова могу подтянуться на турнике; отжаться от пола раз десять в упоре лежа; раз десять присесть. Долго могу плавать в бассейне и ходить ( не бегать! ) на лыжах. Могу переносить (на короткие расстояния, с отдыхом) 20—30 килограммов, вместо рекомендованных врачами 3—5 килограм­мов. Так же могу трудиться (не физиче­ски) 10-12 часов подряд, помаленьку работать на дачном участке — копать, строгать, пылить.

Снова и снова повторяю: что все это индивидуально ! То что хорошо и полезно одному, может быть пагубно для друго­го. Очень важно каждому человеку, путем осторожных проб, определить тот пре­дел, за которым может начаться опасное перенапряжение. И осторожно, наощупь, с помощью тренировок, и конечно, советуясь с врачом, в подробностях рассказы­вая ему о ваших ощущениях, стараться хотя бы немного отодвинуть этот « предел » и расширить свои возможности.

Источник: econet.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *