Высказывания Майка Тайсона о боксе и о жизни

Rate this post

Когда мне тяжело, я всегда напоминаю себе о том, что если я сдамся – лучше не станет.

Майк Тайсон

Случайно наткнулся на высказывание Майка Тайсона — оно выше. Мне понравилось, решил посмотреть что есть еще за цитаты Майка Тайсона в Интернете, и их на удивление оказалось просто таки великое множество. Как видно, очень большим любителем порассуждать оказался Майк Тайсон — конечно эти все высказывания и мысли Майка Тайсона, дошли до нашего времени лишь по одной простой причине  — Майк Тайсон выражал их в многочисленных интервью разнообразным журналам — довольно длительное время. Очень много разнообразных наблюдений и выводов вынес Майк Тайсон за свою жизнь — но следует учитывать, здесь собраны его  высказывания в разные периоды жизни — порой диаметрально противоположные. Но и при этом великий и ужасный Майк Тайсон предстает в своих мыслях совершенно другим, человеком — ищущим, сомневающимся и глубоко задумывающимся над своей жизнью.

И очень определяющее высказывание о Майке Тайсоне человека знающего его уже не менее 20 лет.

Знаком с Тайсоном более 20 лет. Он очень милый и внимательный человек. Поэтому меня всегда сильно шокировало его яростное поведение на ринге и пресс-конференциях. В моем присутствии он всегда был тихим, спокойным и приветливым. Помню, когда мы только познакомились, и он постоянно обращался ко мне Мистер Баффер, я говорил ему: «Называй меня просто Майк. Однако и сегодня, 20 лет спустя, он называет меня Мистером Баффером. О Тайсоне могу сказать только самое хорошее.

© Майкл Баффер

Итак, высказывания Майка Тайсона, на разные темы и в разные периоды жизни.

 

„Я был не слишком-то спортивным ребенком и к тому же носил очки, так что местные хулиганы не оставляли меня в покое. Однажды они заставили меня таскать деревянные ящики в заброшенный дом. В одном из этих ящиков были голуби, и, увидев этих птиц вблизи, я просто влюбился в них — и эта любовь длится всю мою жизнь“.

 

„Раньше я всегда думал, что был трусом. Так я чувствовал. Кас был со мной, когда я в нем нуждался. Он всегда объяснял, что каждый сам должен создавать свой характер и учиться быть лучше. Тренер отличался от всех, кого я когда-либо встречал, потому что идея для него значила больше, чем что-то еще. Она была важнее денег, здоровья и даже собственной жизни. За идею, в которую он верил, он мог принести в жертву что угодно.“

 

„Всякий раз, когда стоишь перед выбором, будь внимателен: не выбирай то, что удобно, комфортно, респектабельно, признано обществом, почётно. Выбирай то, что находит отклик в твоём сердце. Выбирай то, что ты хотел бы сделать, невзирая ни на какие последствия“.

 

„Берегите людей, после встречи с которыми, что-то светлое и радостное поселяется в вашей душе“.

 

„Вся моя жизнь была пустой тратой. Я был неудачником“.

— Майк Тайсон в интервью USA Today, 2005.

 

„Чем больше я побеждаю в ринге, тем больше моя уверенность в себе. В ринге я бог. Никто не сможет побить меня“.

 

„Есть желание — будут возможности, будет действие — появится результат“.

 

„Что бы быть лучшим нужно пахать как лошадь“.

 

„Ежедневные тренировки под руководством моего тренера и наставника Кас Д'Амато сделали меня — самым молодым чемпионом мира в истории бокса“.

 

„Нет боли — нет результата“.

 

„Я чувствовал, что у меня есть талант, чтобы совершать великие вещи на ринге. Я не мог сделать всего того, что хотел, потому что, если бы не обстоятельства, я бы выигрывал каждый бой“.

 

„Ты должен понимать, Фрэнк Бруно не был бы чемпионом, если бы я не был за решёткой. Оливер МакКолл не стал бы чемпионом, если бы я не был лишён свободы. Майкл Мурер не был бы чемпионом. Те ребята не хотели бы стать чемпионами, если бы я был рядом“.

 

„Многие помнят, как я вырубал всякую шваль“.

 

„Все дело в уверенности в себе, уверенность может заменить собой гения. Скажи себе что ты прекрасен, что ты умен, что у тебя есть все данные. Можно обладать всем, но если убрать уверенность, то ты проиграешь. А теперь я убираю все качества, но даю тебе уверенность, ты идешь и преуспеваешь в жизни“.

 

„Когда меня в очередной раз изгоняли из новой школы, Кас в качестве моего опекуна заходил к директору и делал вот это все итальянское дерьмо руками — и меня всегда восстанавливали“.

 

«Я стал изучать жизнь великих боксеров. Все они были гнусными ублюдками. Демпси, Микки Уокер, даже Джо Луис, хотя Луис был застенчив... Они пили, и у них было много женщин. Они наслаждались жизнью!»

 

„Моим тренером был крутой парень. Кас Д'Амато был убежденным сторонником того, что ты в своем сознании должен быть тем, кем ты хочешь стать. Если ты хочешь стать чемпионом мира в тяжелом весе, тебе надо начать жизнь чемпиона в тяжелом весе. Мне было только четырнадцать лет, но я был убежденным сторонником философии Каса. Постоянно тренироваться; все просчитывать, как римский гладиатор; мысленно находиться в состоянии постоянной борьбы, внешне оставаясь спокойным и расслабленным“.

 

„Я вышел из самого дна, очень жесткого места. Если ты убьешь кого-то ради меня, то я убью ради тебя. Вот что Кас дал мне понять. Это был мой учитель из той жизни. Тот старый итальянец дал мне миссию. Он не знал меня, но он сказал мне:“Ты выиграешь местный чемпионат, потом региональный, национальный, олимпиаду. Ты станешь самым молодым чемпионом в тяжах всех времен». Он говорил это без сомнений. Из-за его уверенности я поверил что это будет легко и мы вместе начали приключения по поиску богатства и уничтожению всех кто встанет у нас на пути".

 

«Кас говорил мне, что для меня не должно существовать слова «нет», когда я шел к титулу чемпиона мира. Не знаю, хороший ли это был совет для такого молодого парня. Однажды, когда я переживал, что никакая девушка меня не полюбит, он пришел с бейсбольной битой и сказал, что намерен выбить женщин из моей головы.

В каком возрасте я получал от него эти советы? Четырнадцать, может быть, пятнадцать лет. Единственная мораль, которую мне привили, — стать лучшим. А дальше все пошло оттуда. Это заставило меня думать о том, что я должен получить все, что захочу. Что, например, эта девушка должна непременно переспать со мной. Я был запрограммирован таким образом. Правда ли, что всему этому меня научил этот старик? Наверное, он был причастен, не исключаю».

 

Моя концепция семейной жизни заключалась в формулировке: «Заткнись и бери деньги». Я был эгоистичной свиньей.

 

«У Брюса Ли была невероятная философия жизни, которая меня поразила. Брюс Ли — это убийца. Нанеси как можно больше урона и свали не получив в ответ. Я очень уважаю его философию. Это абсолютно бойцовская философия. Жизнь как вода, борьба как вода. Тебе нужно адаптироваться. Вау, это очень глубоко».

 

«Я знаю Заба с начала 80-х, также я знаю его отца. Однажды меня разбудил в 4 утра отец Заба, это было в Бруклине, он сказал: „Пойдем я тебя познакомлю со своими детьми“. Это было примерно в 84 или 85 году, я поднялся в дом и увидел маленького Заба. Тогда Забу было 6 лет. Заб начал заниматься боксом, начал выигрывать чемпионаты.
Я очень рад, что он стал серьёзным. Он знает, что нам нём большая ответственность».

— Майк Тайсон о своем друге Забе Джуде

 

«Кас полагал, что боксеры пропускают удары с правой потому, что они не двигаются и низко держат руки. Поэтому он научил меня волнообразно раскачиваться, а не просто нырять вниз-вверх. Он заставлял меня постоянно передвигаться: вбок, затем вперед, вбок и опять вперед. Кас считал, что при нанесении ударов максимальный эффект получается, когда ты сделал два удара, звук от которых, как от одного. Чем явственнее этот звуковой эффект, тем выше процент, что серия ударов приведет к нокауту».

 

"Кас Д’Амато часто говорил о временах, когда его может не быть рядом. Но он говорил: «Не смотря ни на что… работа должна продолжаться».

 

«Люди думают, что я был рожден таким, какой я есть сейчас. Они не знают чего стоило стать таким как сейчас. Тренировки, когда приходится повторять и повторять что-нибудь пока тебе не станет больно. Глубоко в себе ты говоришь, я больше не хочу этого делать и опять продолжаешь тренироваться. Раньше я всегда думал, что был трусом из-за того, как я себя чувствовал. Кас был со мной, когда я в нём нуждался. Кас всегда объяснял, ты должен сам создавать свой характер и учиться быть лучше. Он отличался от всех, кого я когда-либо встречал, потому что идея для него значила больше, чем что-либо, больше чем деньги, больше чем здоровье, больше чем его жизнь. Он бы принес в жертву что угодно ради идеи, в которую он верил».

 

«Вот тогда он и сказал мне, что он умирает от пневмонии. Он был похож на пациента, готового к выписке. Кас ел мороженное и был совершенно спокоен. «Я не хочу, блин, заниматься этим без вас», — сказал я, едва сдерживая слезы. «Если ты не станешь чемпионом мира, то поймешь, что люди могут возвращаться из могилы. Но ты сделаешь это». «Ладно», — сказал я».

Майк Тайсон о смерти своего первого тренера, Каса Д'Амато:

 

«Только действия человека говорят о его личности и его отношении к вам. Не верьте словам. Просто наблюдайте. И вы увидите истину».

 

«Тупак был очень великодушным человеком. Настоящая сильная энергия. В те времена меня окружали многие люди, куча народу находилось рядом, Пак выделялся среди них, он был действительно умным. Он был знаком с творчеством многих философов, являлся одним из них. Вместе мы прошли не малый путь, я рад что был знаком с таким великим человеком».

 

«На мой взгляд, по статусу мне не было равных. Я был самым молодым чемпионом в тяжелом весе в истории бокса. Я был титаном, реинкарнацией Александра Македонского. Мой стиль ведения боя был стремительным, защита неуязвимой, а я сам — неудержимым и яростным».

 

«Кас знал все о воздействии на соперника, о ведении психологической войны. Он считал, что 90 процентов бокса составляет психологический аспект, а не физический аспект. Воля, а не мастерство. Когда мне было пятнадцать лет, он брал меня к гипнотерапевту по имени Джон Хэлпин. Его офис был в городе на Сентрал-Парк-Уэст. В офисе я ложился на пол, и Джон проходил со мной все этапы расслабления: твоя голова, твои глаза, твои руки, твои ноги , все наливается тяжестью. Когда я находился в этом состоянии, он произносил то, что Хотел Кас, написав это на листе бумаги. Джон зачитывал это вслух:

— Ты — величайший боксер в мире. Я говорю тебе это потому, что хочу заставить тебя поверить, что тебе предстоят великие свершения. Я говорю тебе это потому, что ты действительно способен осуществить это, это то, ради чего ты, на самом деле, родился.

Хэлпин показал нам способ,посредством которого мы могли вводить себя в гипнотическое состояние в любое время когда только захотим.

Когда мы вернулись в Катскилл, я ложился на пол или на кровать, а Кас садился рядом со мной. Я расслаблялся и входил в гипнотическое состояние, а Кас говорил. Иногда он говорил в общих чертах типа,что я лучший боксер в мире, но иногда была и специфика:

— Твой джэб — это оружие. Бей яростно,чтобы завалить его. У тебя превосходная Правая.Ты еще не знал этого по-настоящему, но теперь знаешь. Ты Атилла. Мир будет знать твое имя отныне и до скончания веков».

 

«Люди думают, что я был рожден таким, какой я есть сейчас. Они не знают чего стоило стать таким как сейчас. Тренировки, когда приходится повторять и повторять что-нибудь пока тебе не станет больно. Глубоко в себе ты говоришь, я больше не хочу этого делать и снова продолжаешь тренироваться».

 

«– Взгляните на этот снимок. Мне 10 лет. Я спер 200 баксов, а я был хорошим карманником, купил новую куртку «Пилот» и сфотографировался в супермаркете «Вулворт», затем сел на 14‑й автобус и встретил друга...

Мы были как волчья стая. Боже вас сохрани забрести в наш район, если мы тебя не знаем. Мы могли и убить. Во время своих загулов мы следили за другими воришками, они были легкой добычей, и они никогда не побегут к копам...

Итак, мы часто стояли на углу, курили траву, трепались, играли в карты, пили дешевый портвейн. Чем дешевле, тем лучше. К 12 годам у меня было уже 38 арестов.»

 

"У меня был небольшой успех в кино, но это мне не доставляло удовольствия. Я боюсь, что могу слишком увлечься, и жена бросит меня. Быть счастливым – это правда тяжело. Но я думаю про себя: «Эй, ты, я не хочу все это снова прое...ть».

 

«Я выигрывал каждый чемпионат, потому что Кас говорил мне, что делать».

 

«Смотрю некоторые видео нарезки тех времени. И знаете, что я могу сказать – тогда я определенно был не в себе. Правда, даже Ницше в определенный момент сошел с ума. Он родился в 1844 и умер в 1900… Но у него был только один секс в жизни, и он сразу подхватил венерическое заболевание. Он за свою жизнь сформулировал несколько глубокомысленных хреней. Но, чувак, потом у него поехала крыша».

 

«Когда я выхожу из раздевалки, за 5 минут до боя, я встряхиваю перчатки, я сдавливаю перчатки, чтобы мои кулаки были жестче. Когда я иду к рингу, я боюсь, я боюсь всего. Я боюсь проиграть, боюсь быть униженным. Но я уверен в себе. Чем ближе, тем я увереннее. Во время тренировок я боюсь этого парня. Я думаю, что он сможет побить меня. Я представляю как он бьёт меня. Чем больше я побеждаю в ринге, тем больше моя уверенность в себе. В ринге я бог. Никто не сможет побить меня. Когда я в ринге, я не свожу глаз с соперника. Когда он готов, я не могу дождаться момента, когда он начнёт бить меня. Я смотрю на него. Когда я увижу дыру в его защите, бум, он будет потрясён и я буду знать, что он мой. Когда он подойдет к центру ринга, он будет смотреть на меня пронзающим взглядом. Но он совершил ошибку, когда опустил глаза. И я знаю, что он мой. Он будет биться изо всех сил в течении первых двух или трёх раундов, но я знаю, что сломал его дух. Во время боя я глубоко уверен в себе. Я жду когда он промахнётся и я смогу контратаковать. Я ударю его очень тяжело. Я буду бить его снова и снова, и я буду знать, что он чувствует мои удары. Он упал, он в нокауте. Майк Тайсон величайший боец, который когда либо жил».

 

«Не важно что я скажу, я знаю что на вас это не действует, потому что вас ничего не волнует кроме денег. По этому время от времени я даю вам по заднице и давлю вас что бы причинить боль, потому что вы этого заслуживаете. Испытайте мою боль, я бы хотел что бы у кого-то из вас были дети что бы я мог надавать им по башке и сплясать у них на яйцах что бы вы почувствовали какую боль я испытываю».

 

«Нашей главной целью было нанести, как можно больший урон сопернику. Мы разговаривали с Д'Амато том, как можно например сломать ребра или что-то вроде этого».

 

«В один день я вернулся в Нью-Йорк и начал грабить людей, а потом уехал за город и прятался там. Потом я перестал делать всё это и изменил всю свою жизнь. Я сказал себе, что буду придерживаться этого боксёрского дерьма. Я стал жить боксом. Я превратился в зверя, я стал дисциплинированным».

 

«Тот, кто говорит: „Хотел бы я быть на твоем месте“, — сотни людей, которые так говорят, не знают и десятой доли истинного положения дел. Если бы они были на моем месте, они бы рыдали, как дети. Они бы ни смогли справиться с этим».
«Когда звучит гонг, больше нет чемпионов и претендентов. Чемпион восходит на ринг, и чемпион покидает его. На ринге только два боксера, которые бьются за титул между этими двумя моментами».
«По статусу мне не было равных. Я был самым молодым чемпионом в тяжелом весе в истории бокса».
«Не так трудно умереть за друга, как найти друга, который стоил бы того, чтобы умереть за него...»

 

«Все остальное — такое скучное по сравнению с боксом».

 

«Люди говорят, что они плохие боксеры. Это не так — они ВЕЛИКИЕ боксеры. Они не такие уж и зрелищные, но они ВЕЛИКИЕ боксеры и они продолжают побеждать».

— Великий Майк Тайсон о братьях Кличко.

«Это я сделал Bentley модной тачкой. До того он считался машиной для богатых дедушек».

 

«Главным образом он изменил мою жизнь потому что он помог мне научится общаться с людьми. До этого я даже не мог поговорить с людьми. Я привык всегда быть в одиночестве, теперь я научился общаться со всеми, я могу поговорить с любым человеком, даже об их проблемах. Это как отношение отца и сына, даже не смотря на то что он мой менеджер и тренер, иногда я забываю об этом из-за того как устроены наши отношения».

 

«Когда я в раздевалке, за пять минут до выхода, я одеваю перчатки и становлюсь совершенно другим. Я жду только начала первого раунда, я не могу думать ни о чем другом».

 

«Они бы не стали чемпионами, не окажись я в тюрьме».

 

«Я никогда по-настоящему не ценил звание чемпиона, оно далось мне достаточно легко. Я приложил немало усилий, чтобы достичь того, к чему я стремился, но я принял это как должное».

 

«Как-то один малый затащил меня с улицы в заброшенное здание и стал приставать ко мне. На этих улицах я никогда не чувствовал себя в безопасности. По большому счету мы не были в безопасности даже в собственной квартире».

 

«Никогда не теряйте терпения — это последний ключ, открывающий двери».

 

«У меня было много событий в жизни. Они не заполнили пропасть в моей душе. Мне не удалось стать счастливым человеком. Это было не то, чего я хотел».

 

На тренировках Вы должны “выжимать” из себя все силы, переступать через каждое свое “я больше не могу” и делать еще одно повторение, каждое занятие должно стать для Вас поединком с собственной ленью и слабохарактерностью, только так можно добиться успеха, поэтому необходимо обладать огромной силой воли".

 

«Такого боксера как я, в истории бокса не было. И поверьте мне, я не преувеличиваю».

 

«Никогда раньше я не встречал женщины, подобной ей. Я встречал женщин, которые были рады, что я их защищаю, но я никогда не встречал женщин, которые хотели бы защитить меня».

— Майк Тайсон о своей жене Кики Тайсон.

«Если бы я был хорошим парнем, то не достиг бы того, что имею сейчас. Я хотел, чтобы люди, которые оказывались со мной в ринге думали, что имеют дело с диким. Я хотел, чтобы они проявляли ко мне уважение».
«Геннадий Головкин — казахстанский чемпион в среднем весе. На него работает страх неизведанного — почти мистический фактор психологического давления. Про него до сих пор известно очень мало. Но даже несмотря на это, Головкин стал почти легендарным персонажем».
«Я так запугивал своих соперников, что многие из них боялись меня еще до выхода на ринг».

«Больше нет такого человека, как он. Попросту нет... Он особенный. Лучший в мире. Никто его не побьет».

— Выразил свое восхищение Мохаммедом Али Майк Тайсон.

«Я никогда не перестану уважать Брюса, но его стиль мне никогда не импонировал. В нем слишком много показухи, даже в его реальных боях. Но такова его философия: «Ты должен быть словно вода — самая мягкая субстанция, но в то же время самая разрушительная сила на планете». Ты должен быть одновременно слабым и сильным. Быть только сильным недостаточно. Невозможно править, если не служил. Если ты не служил королю, то как вообще можешь знать, чего требовать от подданных? Это очень глубоко. Это океан. Он всю жизнь метался из крайности в крайность. Он не был неприятным парнем, но люди не любят сторонников крайних взглядов. Однако он являлся перфекционистом».

— Майк Тайсон о Брюсе Ли.

 

«Верьте или нет, со всей этой поэзией и бабочками, но у Али я научился быть подлым. Он был самым подлым боксером за всю историю. Он доказал это с Форманом, величайшим нокаутером всех времен, доказал с Фрэйзером, еще одним великим нокаутером. Али загонял соперников в ловушку и в нужный момент включался, и соперники смотрели в его лицо, а он кричал: «Я не боюсь тебя, гребаный п…к. Ты долбаный панк. Я чертов Бог — служи мне! Я величайший. Ты всего лишь малец, сосунок». Никто этого не говорил, ни один боксер не матерился так, как Али».

— Майк Тайсон о том, чему он научился у Мохаммеда Али.

 

«Дисциплина — это значит делать то, что ты ненавидишь, но в то же время любишь больше всего на свете».

 

«Я не творю себе кумиров. Я сам себе Кус».

 

«Преданность спорту и большие жертвы позволили мне стать — чемпионом мира. Каждый идет к чемпионскому званию своими путями. В моем случае это были жертвы и упертость. Да, я был очень упертым».

 

«Он жестоко относился к Анджело Данди, который тренировал Али и Шугара Рэя Леонарда. Кас хотел быть тем парнем, о котором все говорят. Знаете, это безумие. Если бы он был жив, я бы никогда не сказал о нем такого. Я бы сказал, что он святой, потому что в противном случае он бы убил меня! Настолько Кас меня запугал».

— Майк Тайсон: о своем великом наставнике — Кас Д’Амато.

 

«Я зависим от идеалов. Трагедия моей жизни заключается в том, что я также зависим от хаоса. Идеальный хаос».

 

«Мне приятно когда меня называют сумасшедшим, да я безумец, мне приятно все это лишь от того, что у вас храбрости не хватит делать безумные вещи».

 

«Каждый из нас в действительности не тот, кем он кажется».

 

«Если у тебя нет духовного стержня, ты никогда не станешь боксёром. И совершенно неважно, насколько ты крепок или силён».

 

«Кас говорил со мной каждую ночь о дисциплине и характере, и я знал, что никто, никто из тех ребят не сможет уе**ть меня».

 

«Я даже рад, что был такой брутальной персоной, поскольку всю свою жизнь я привык слышать о боксерах, о которых говорили, что они монстры, грубияны и животные. Мне нравился имидж, который вокруг них создавался. Именно поэтому они живы в моей памяти. Они мотивировали меня на то, чтобы стать тем, кем я стал».

 

«Я боюсь оказаться плохим отцом, плохим мужем. Я боюсь разрушить мой брак и мои отношения с детьми, как это произошло в моих прежних браках и отношениях. Мне очень важно сохранить доверие в отношениях с детьми. Могу сказать сейчас, что мы друзья. Когда я был чемпионом-тяжеловесом, я наделал много вреда. Теперь я многое исправил».

 

«Я люблю Мохаммеда Али, я восхищаюсь им. Это не потому, что он мусульманин. Я восхищаюсь его позицией по Вьетнамской войне, его великими, изматывающими боями на ринге, его упорством, с которым он преодолел все препятствия».

 

«Все, что я сделал, плохого или хорошего, привело меня к званию одного из величайших боксеров за всю историю этого вида спорта».

 

«Мой выход сопровождался песней Тупака. Люди думают, что я использовал гангстерский рэп, чтобы укрепить свой имидж, но это было не так. Я просто слушал хорошую музыку».

 

«Быть взрослым и ответственным – вот самый трудный бой в моей жизни. Просто быть хорошим мужем и отцом. Раньше я всегда этого боялся. Этому бою я теперь отдаю все свои силы».

 

«В «Рокки» сцены на ринге ужасные, но то, через что проходит боксер, показано хорошо – его упорство в самые трудные и депрессивные моменты жизни. Он падает, но снова встает. Если вам удается схватить суть боксера, то фильм становится успешным, потому что дух человека сильнее его кулака».

 

«Стремление к величию – самый сильный наркотик в мире».

 

«Талантов мало, но если ты талантлив, тебе повезло. Мы не рождаемся талантами. Кто-то считает что таким родился, но это не так».

— Майк Тайсон в интервью 1982 (15 лет)

«Для зависимых людей дисциплина не может быть только в начале каждого нового года; это постоянная необходимость. Возможно, это покажется удивительным, учитывая все странности, которые ассоциируются с Майком Тайсоном, но одно из моих лучших качеств — непогрешимая дисциплина, к которой меня приучил мой ментор и первый тренер Кас Д’Амато. Кас и я напряженно работали, чтобы я стал самым молодым чемпионом – тяжеловесом в истории бокса; я пожертвовал своей жизнью подростка и годами заставлял свое тело преодолевать границы, повторяя свой жесткий режим изо дня в день».
«Камилла была мне как мать. Я буду скучать по ней»
«Я был толстым коротышкой, очень застенчивым, и шепелявил к тому же. Дети звали меня маленьким эльфом».
«Я всегда был жирным, жирным пацаном. У меня был огромный комплекс неполноценности. Надо мной все издевались».
«Я понял что еще мальчишкой стремился стать самым устрашающим человеком на планете. Я боялся людей и поэтому захотел, чтобы люди сами меня боялись».
«Я занимался боксом только потому, что мой наставник Кас Д'Амато очень любил бокс. Он хотел чтобы я стал чемпионом, и я не мог его разочаровать».
«Я пытаюсь жить свою жизнь так как могу – быть собой. Если люди принимают меня, то им придется принять меня таким какой я есть – мои взлёты и падения, мои слабости и тем, кем я являюсь. Это тот, кто я есть. Я очень открытый человек. И это то, что вы получите».

 

«Каждый может стать хорошим бойцом, но для этого необходимы те же качества, что и для любого другого дела, в котором ты хочешь преуспеть: дисциплина, самопожертвование и умение выдерживать удары — психического, физического или эмоционального характера».

 

«Меня поймали, у меня были деньги в кармане, они начали осматривать меня и нашли 15 тысяч баксов . Мне 12 лет, 15 тысяч в кармане, это были не мои деньги, я их украл. Так я и попал в центр Спарфа, для несовершеннолетних. Там мне было страшно, я тогда был арестован в первый раз, мне было всего 12 лет. Потом я увидел своих друзей, которых не видел годами, это было как воссоединение. Я перестал боятся и попадал туда ещё много раз. Я попадал туда два раза в месяц, раз в месяц, три раза в год, и в конце концов они отправили меня в другой штат. Я попал в колонию для подростков, в Нью-Йорке».

 

«Моим тренером был крутой парень. Кас Д.Амато был убежденным сторонником того, что ты в своем сознании должен быть тем, кем ты хочешь стать. Если ты хочешь стать чемпионом мира в тяжелом весе, тебе надо начать жизнь чемпиона в тяжелом весе. Мне было только четырнадцать лет, но я был убежденным сторонником философии Каса. Постоянно тренироваться; все просчитывать, как римский гладиатор; мысленно находиться в состоянии постоянной борьбы, внешне оставаясь спокойным и расслабленным».

 

«Мне просто стало все равно. Я перестал чувствовать Каса внутри себя. Все эти заголовки в прессе… Мне было плевать на бокс. А когда Дуглас поднялся, после того как я послал его в нокдаун, и снова пошел на меня, во мне такой силы не было. Не было ее, и когда я послал его в нокдаун. Просто он был сильнее — он встал. Больше не вставал никто».

— Майк Тайсон о причине своего первого поражения от Бастера Дугласа в 1990.

 

«Я никогда не думал, что дотяну до 25, чувак. Люди просто должны любить друг друга, лучше заботиться друг о друге. Я не знаю о всех этих дзен-штуках, следующих жизнях. В моем сердце все еще горит огонь – и он жжется, чувак. Но я не хочу, чтобы меня неправильно поняли. Я не пацифист и никогда им не был. Я все еще злюсь, кричу. Я могу говорить о смирении, но я не монах. Я имею в виду, что если ты говоришь, что пришел к смирению, то ты сам себе противоречишь. Но я стараюсь, чувак, я стараюсь так сильно».

 

«Я никогда никого не боялся. Я отличался бесстрашием и тогда, когда мальчишкой дрался на улицах. Лишь однажды я воспользовался револьвером… За это меня отправили на перевоспитание. Там обнаружился мой талант к боксу. Позже с помощью Каса Д’Амато у меня появилась мечта стать чемпионом мира… На ринге я для многих что-то вроде убийцы. Говорят, что я другим хочу причинить зло, но, честное слово, я занят в бизнесе, в котором можно действовать только таким образом. Нельзя выйти на ринг и думать, как бы не ударить чересчур сильно. Если допустишь такую мысль, ты конченый человек. Как только у меня появятся такие мысли, я закончу карьеру».

 

«Деньги для меня – компенсация нищего детства. Отсюда мой большой дорогой автомобиль, мой огромный дом. Я молод и богат, но мне знакома и нищета. Знакома не понаслышке. Поэтому я финансирую одну школу для подростков с замедленным умственным развитием. Я люблю помогать другим».

 

«Сейчас я далек от ринга — хватит с меня этих драк и скандалов. Я живу от зарплаты до зарплаты, со мной моя семья и мои голуби — и я гораздо счастливее, чем в те времена, когда мог заработать несколько миллионов одним ударом кулака».

 

«Если человек ударит меня вне ринга, я убью его и потом даже не вспомню об этом. Мне надоело, я сыт по горло всем этим с детства. Я убегал, убегал, убегал — больше я не хочу убегать. Если кто-то тронет меня хоть пальцем, это достаточный повод, чтобы избить его до смерти. И после этого я возьму на себя ответственность. Как и положено мужчине. Я люблю бить людей. Очень люблю. Все знаменитости боятся, что на них кто-нибудь нападет. А я мечтаю, что бы на меня напали. Без оружия. Только я и он. Я люблю бить крепких мужчин и бью их беспощадно. Я побью Спинкса. Ни у одного из них нет ни малейшего шанса. Я побью их всех. Когда я дерусь, я в первую очередь хочу сломать его волю. Я хочу уничтожить его мужество. Я хочу вырвать его сердце и показать ему его. Джимми Джекобс говорил, чтобы я поменьше болтал об этом. Но я так думаю. И чувствую. Люди говорят, что я примитивный, что я животное. В этом мире много лицемерия. Мир такой... странный...»

 

«Бокс выпятил дикую сторону моего характера. Но ведь тогда я играл определенную роль. Пусть даже это и была роль киллера. Может быть, в прошлой жизни я был римским варваром-завоевателем? Раньше мне постоянно хотелось брать, брать, брать. Со мной случалось много неприятностей, потому что думал, что мне все можно. Чувствовал себя непобедимым. Наверное, я был слишком молод, чтобы справиться с таким психологическим грузом. Раньше не мог сдержаться, чтобы не ввязаться в драку. А сейчас я совершенно другой человек, психологически стал довольно устойчив. По сравнению с прошлыми временами моя жизнь полностью изменилась».

 

«Работай, пока твои кумиры не станут твоими соперниками».

 

«Каждая победа, неважно хорошая или плохая, дает вам больше уверенности».

 

«Меня поставили в один ряд с Мохаммедом Али, Джо Луисом и Джеком Джонсоном. Но я добился большего, я популярнее их. Я самый величайший боксер в истории».

 

«Я хочу, чтобы на меня нападали. Никакого оружия. Только я и он. Я люблю бить людей, и я люблю бить их сильно».

 

«Люди уважают во мне именно то, что я не был слабаком, который лежал на спине и сдавался».

 

«Иногда я чувствую что я не был создан для этого общества».

 

«Еще одна вещь, которая выводит меня из себя — это время. Оно как книга. У тебя есть начало, средина и конец. Это обычный цикл».

 

«Я просто счастлив и я не фальшивлю».

 

«Я просто хочу делать то, что получается у меня лучше всего и это бой. Я обожаю это».

 

«Люди говорят то, что собираются сказать. Я знаю, что иногда говорю вещи оскорбляющие других людей».

 

«Бокс — это конкурс характера и изобретательности. Боксер у которого больше воли, решимости, желания и разума всегда тот, кто выходит победителем».

 

«Люди любят вас, когда вы успешны, но если вы не успешны, кто на самом деле заботится о вас?».

 

«Если вы не смиренный, жизнь сделает вас смиренным».

 

«Лучший в боксе — Мохаммед Али, лучший в футболе — Криштиану Роналду».

 

«На ринге я был счастлив. Нет ничего лучше, чем счастливый боец. Нет ничего опаснее, чем парень на ринге, который знает что делает, который любит своё дело и хочет драться. Я никогда не был очень большим, в лучшие времена я весил не больше 98 кг. Мы с тренером посвящали больше всего упражнений на скорость и внимание, он всегда повторял: скорость убивает, скорость убивает. Мне приходилось драться с парнями легче меня, это был совершенно новый опыт для меня, там еще большую роль играла скорость».

 

«Я не могу изменить себя. Я Майк Тайсон. Я обычный парень из гетто стремящийся сделать что-то позитивное с собой. Бывает я хорошо дерусь».

 

«Я хочу драться и я хочу победить. Но мои главные приоритеты — быть хорошим и сильным братом и однажды стать хорошим отцом».

 

«Я был одиночкой всю свою жизнь, наедине со своими секретами и своей болью».

 

«Когда я прохожу к рингу, я не свожу глаз с противника, я не могу дождаться, когда доберусь до него».

 

«Одно из моих лучших качеств — непогрешимая дисциплина, к которой меня приучил мой ментор и первый тренер Кас Д’Амато».

 

«Я пожертвовал своей жизнью подростка и годами заставлял свое тело преодолевать границы, повторяя свой жесткий режим изо дня в день».

 

«Я не пытаюсь ни кого запугать перед боем. Это чушь, я запугиваю людей когда их бью».

 

«Тяжело быть просто ниггером, а плохим ниггером еще тяжелее».

 

"Я испуган каждый раз, когда я выхожу в ринг. Все зависит от того, как к этому относиться. Вот то, что нужно делать, встать на ноги, сжать каппу зубами и сказать себе: «Поехали!».
«Я всегда был таким, не тронь меня и я тебя не трону, я никогда не дрался для удовлетворения своего эго, чуткость моя большая слабость».
«Мир похож на бокс. Это понимаешь только с возрастом. Люди смотрят бокс и думают, что это спорт крутых парней, но это не так. Это спорт умных парней. Крутые парни плохо заканчивают. И в тоже самое время мир изменился. С восьмидесятых и начала девяностых все эти крутые парни, они не смогли выжить, они динозавры. Сейчас люди стали слишком умны для них. Когда я читаю книги о великих завоевателях, о великих философах, единственное, что приходит мне в голову, это слова Брюса Ли: „Жизнь — это умение быть гибким, умение адаптироваться“. Это борьба за выживание».
«Я чувствую эту огромную дыру в себе, я хотел бы быть лучшим человеком».
«Когда я вступаю в схватку, я представляю себе как мои кулаки насквозь пробивают голову моих оппонентов, и выходят там с другой стороны».

— «Кас! Но я-же его нокаутировал только что!»

— « Мне насрать,что ты его нокаутировал! Я спрашиваю — почему у тебя правая рука была так низко!?»...

Из разговора Каса и Майка в раздевалке, после боя.

 

«Я потратил свое время на насилие. Свои деньги я „слил“ в Лас-Вегасе».

 

«Я всегда хотел быть просто скромным парнем».

 

«В жизни вы должны быть скромным, но если вы не скромный, жизнь сделает вас скромным».

— Майк Тайсон об одном из самом важном что он узнал в своей жизни.

 

«Если вы чего-то сильно желаете, судьба обязательно будет подкидывать вам возможности, для исполнения ваших желаний».

 

«Я сдержал обещание, данное у постели умирающего Каса. Мне было 20 лет, 4 месяца и 22 дня, а Флойду Паттерсону (слева), когда он завоевал свой титул, был 21 год и 10 месяцев. Я обогнал его».

 

«Раньше не мог сдержаться, чтобы не ввязаться в драку. А сейчас я совершенно другой человек, психологически стал довольно устойчив. По сравнению с прошлыми временами моя жизнь полностью изменилась».

 

«Кас дал мне уверенность в себе, благодаря которой я мог больше не беспокоиться о наездах хулиганов. Я знал, что никто не собирается выяснять со мной отношения физически».

 

«Когда ты отличный финишер, ты быстро становишься популярным. Джо Льюис, Рей Робинсон, Рей Леонард – все они владели этим искусством в совершенстве. Когда была возможность, они выбрасывали на противника все, что имели. И роняли противника».

 

«Мой тренер Кас Д'Амато всегда говорил, что нужно стараться быть скромным, иначе жизнь тебя научит этому сама. Когда его не стало, я нажил себе немало неприятностей…»

 

«Что ж, каждому свое — кто-то пишет музыку, а кто-то должен ублажать любителей бокса».

 

«Я весь день мог бы играть в Call of Duty: Black Ops II».

 

«Каждый уважает искренних людей, но каждый не искренен с самим собой».

 

«До тех пор, пока мы упорны и терпеливы, мы можем получить все, что нам угодно. Пока мы стойки и упорны, мы способны осуществить все свои желания».

 

«Не могу поверить, что Мохаммед Али знает мое имя. Это поразительно. Мы впервые встретились в доме несовершеннолетних, где меня закрыли. Я никогда не забуду этого».

 

«Эта страна построена на насилии, рабстве, убийствах, деградации и преступности».

— Майк Тайсон об Америке:

 

Мой тренер говорил:

«Внимательно следи за своими мыслями, потому что твоя жизнь будет полностью отражать твои мысли. Если ты будешь нерешительным или испуганным — такой и будет твоя жизнь. Живи чистым разумом».

 

«Вчера я грабил тайники с наркотиками, сегодня я самый молодой чемпион мира в истории. Я просто 20-летний парень, у которого много денег».

 

«Не чувствую никакой любви своих поклонников. Они видят меня таким, каким хотят видеть и платят за это свои деньги».

— Майк Тайсон о болельщиках:

 

«Я не хочу больше никому причинять боль. Например, я вижу муху, но у меня не поднимается рука прихлопнуть ее».

— Майк Тайсон о жестокости

 

«Я родился боксером? Нет. Если бы я родился боксером, я был бы верхом совершенства».

 

«Большинство бойцов, которым я подражал, не были тяжеловесами, мне нравились такие боксёры как Tony Cambellari, Генри Армстронг, Кид Чоколэйт, они были небольшими ребятами, на них было интересно смотреть. Тогда я понял, что хочу быть захватывающим бойцом.»

 

«Я был маленьким ребенком в поисках любви и понимания».

 

«Кас сказал мне, что человек, который просит о пощаде, никогда её не получит. Вот почему я был беспощаден в ринге.»

 

«Мне нравится быть заносчивым, я вспыльчив, я задирист. Ни трогайте меня и я вас не трону. Я всегда был таким».

— Слова 15-ти летнего Майка Тайсона.

«Я лучше родитель чем моя мать и мой отец и это само собой победа».
«Я всегда был плохим парнем, который хотел бы стать хорошим, но я не знал, как это сделать, так как был слишком сконцентрирован на том, чтобы быть плохим».
«Моя работа заключалась в том, что бы делать людям больно, — не потому что мне это нравилось, а потому что мне нравился результат. Я делал свою работу, и после этого я получал удовлетворение. Я был просто машиной для убийства — многие так боялись меня, что проигрывали ещё до начала боя».

 

«Если ты не силен духом — ты не станешь великим боксером».

 

«Я уверен, что Кас Д’Амато смотрит на меня сверху, разговаривает со всеми великими боксерами и говорит: мой мальчик сделал это. Я думал, что он был сумасшедшим белым парнем… а он был гением. Всё что он сказал — случилось».

 

«Какая-то часть меня хочет безраздельной власти. Возможно, это звучит эгоистично, но это сидит во мне».

 

«В тюрьме я мог только смотреть бои других боксеров, и смотря на это я очень хотел вернуться на ринг и снова стать чемпионом, я знал что я до сих пор в форме и я могу побеждать как и раньше. Я мечтал об этом дне и я снова стал чемпионом».

 

«Кас хотел злого бойца, когда-либо созданного Богом ,такого который бы пугал людей до смерти прежде, еще до выхода на риг. Он тренировал меня быть абсолютно свирепым и на ринге и вне его. В то время, это было то что нужно. Я был настолько незащищенным, настолько напуганным. Я был настолько травмирован людьми, которые цеплялись ко мне, когда я был младше. Я просто ненавидел унижения задир. Это чувство остается с вами на всю жизнь. Но Кас дал мне уверенность в себе, благодаря которой я мог больше не беспокоиться о наездах хулиганов. Я знал, что никто не собирается выяснять со мной отношения физически».

 

«Я немногословный. Вы знаете, как это бывает. Когда я прав, я отправляю парней в мешки для тел».

 

«У Кличко только родился ребенок, он женился на этой голливудской актрисе (Хайден Панеттьери) и она прошла через все эти послеродовые вещи. Любовь — это форма безумия, чувак! Он не сделал и двух мощных ударов за бой. Он великий боец. Ты можешь быть величайшим среди всех, но иногда выступать провально».

 

«Сложно обьяснить кем был Мохаммед Али. Нет слов которые могут описать все его заслуги. И эмоциональное и физическое вдохновение которое он дарил людям. Нельзя описать это лишь словом „Великий“. Для этого нужно особое слово».

 

«Я был подростком и у меня была единственная цель — стать лучшим в мире».

 

«Если вспоминать боксеров прежних лет, то я бы хотел быть похожим на них. Пусть не таким ярким, это было бы слишком самонадеянно, но во всяком случае я бы хотел отличатся от всех нынешних боксеров».

— Слова 15-ти летнего Майка Тайсона.

 

«Я схожу с ума от Джека Демпси, потому что больше не у кого нет такой свирепой беспощадной силы».

— Майк Тайсон о своем кумире Джеке Демпси.

 

«Он величайший боксёр-тяжеловес всех времён. Да. Нет сомнений. У него была внутренняя сила. Он просто удивительный человек и Кас всегда говорил, что вы больше никогда не увидете снова такого парня, как он. Кас был большим поклонником Али. Он считал его величайшим бойцом когда-либо созданным Богом».

— Майк Тайсон о своем вдохновителе Мохаммеде Али.

«С годами становишься смиренней».
«Я занимался боксом только потому, что в него был влюблен мой приемный отец Кас Д’Амато. Он хотел, чтобы я стал чемпионом, и я не мог его разочаровать».
«Я с юности ставил перед собой одну цель за другой, толкал себя только вперед».

 

«На ринге я для многих что-то вроде убийцы. Говорят, что я другим хочу причинить зло, но, честное слово, я занят в бизнесе, в котором можно действовать только таким образом. Нельзя выйти на ринг и думать, как бы не ударить чересчур сильно. Если допустишь такую мысль, ты конченый человек. Как только у меня появятся такие мысли, я закончу карьеру».

 

«Некоторые люди пытаются вытащить вас из рабства, что бы сделать вас своим рабом».

«Я пытаюсь быть хорошим отцом. Быть с моими детьми, с моей семьей столько, сколько могу. Не знаю, может меня стоит пристрелить за то, что я выдаю себя за хорошего отца. Но я просто хочу уважать их, и чтобы они уважали меня. Я не хочу прийти и заявить: „хэй, я тут главный, слушайтесь меня“. Я хочу, чтобы мы все обсуждали».
«В это нужно верить, даже если это не так. Я должен был считать себя сильнее, чем я был. Майк Тайсон, крутой парень из Бруклина не смог бы стать чемпионом мира в супертяжелом весе. Чтобы быть тем боксером, каким я стал, нужно было верить в то, что ты непобедимый гладиатор. Нужно было настроить себя, создать мечту и идею о Майке. Ее не было, я должен был создать ее».
«Я вернул боксу его грубый закон: убей или убьют тебя. Победитель получает всё — это как раз то, чего хотят люди».
«Меня не волнует, как сильно вы любите кого-то — если у вас есть секреты, это никогда не работает».
«Каждый удар был выброшен с плохими намерениями».
«Я самый безответственный человек в мире. Причиной этому является то, что мне 21, а вы все суёте мне 50 или даже 100 миллионов долларов, и я не знаю что с этим делать. Я из гетто. Я не знаю как действовать. Однажды я под наркотой ограбил чей-то дом. Следующая вещь, которую я узнал, стало „Ты чемпион мира в тяжелом весе“...Кто я? Что я? Я никогда не знал кто я. Я просто тупой ребенок. Я оскорблен. Я ограблен адвокатами. Я думаю, что имею больше денег, чем имею на самом деле. Я просто тупой драчливый дурак. Я просто дурак, который думает, что он личность. И вы говорите мне, что я должен быть ответственным?»
«В моей жизни еще много обломков из прошлого. Все эти раны еще открыты. Знаете, жизнь – это постоянная борьба. Но я не собираюсь сдаваться. Каждый раз, когда мне хочется это сделать, я начинаю думать: „Попробую еще раз“. В жизни столько гор, на которые нужно взойти... Умереть – легко, трудно – жить».
«Пипино Куэвас был настоящим отморозком. С ним нельзя было боксировать, только вырубать его».
«Бокс — единственный спорт, где обычные ребята из трущоб, только если они действительно хороши, могут стать королями и королевами. Но таких только 1%».
«Если бы не моя скорость, то я давно был бы уже мертв».

«Я не был хорошим, домашним отцом, всегда доступным для детей, и все это возвращается к тебе. У меня несколько прекрасных детей, но я не заслуживаю таких детей, учитывая то, каким я был отцом. Некоторые из женщин, на которых я был женат, или люди, с которыми я имел дело, им не следует даже здороваться со мной при встрече или разговаривать, но я осознал, что в мире много любви. Я больше не смотрю на мир пессимистично. Я позитивно и гибко отношусь ко всему, что происходит в моей жизни. У меня есть прекрасные друзья, я бы никогда не подумал, что эти люди будут моими друзьями. Если бы у меня не было друзей, я бы был уже в тюрьме, больной СПИДом, или совершенно без средств к существованию. Несмотря на то, кого я считал или не считал своими друзьями, я настолько у них в долгу, обязан всей своей жизнью стольким многим людям, что я никогда не смогу с ними расплатиться».

— Майк Тайсон в интервью YES Network, 2010

 

«Я веган. Я ничего не ем. Морю себя голодом, но чтобы жить, я должен умереть. Я чувствую себя великолепно, и это пугает. Я чувствую, что в моей жизни сейчас нет никакой драмы. Пугающе, но почему никто не пытается подать на меня в суд или сделать что-либо подобное. Я пытаюсь найти повод для ссоры с женой, потому что все идет слишком хорошо. К такому я не привык».

— Майк Тайсон в интервью YES Network, 2010

«Я просто хочу делать то, что получается у меня лучше всего и это бой. Я обожаю это».
«Самая трудная часть боя — это тренировка, потому что, верьте или нет, самая простая часть боя — это сам бой. За месяц до боя, единственное о чем я думаю — это только тренировки. Постоянные тренировки. Я люблю тренироваться, но иногда становиться скучно, потому что это постоянные повторения. Опять и опять одно и тоже, опять и опять»
«Величие — это не охранять себя от людей, величие — это быть принятым людьми».
«Всегда все что-то хотят от тебя. Они хотят получить ваши деньги. Они трудятся так же упорно, как и вы у себя в зале, чтобы заполучить ваши деньги».
«Раньше я жил как гопник»
«Дисциплина — это выполнение работы, которую ты ненавидишь, так, будто ты ей наслаждаешься».
«Я вышел из тюрьмы и бил парней, потому что в основном им было страшно».
«Все сводится к самоотверженности и постоянству, вы должны хотеть этого».
«Я-то думал, что любить себя – значит иметь красотку, покупать модные костюмы, большие дома и крутые тачки, жрать вкусную еду. А сейчас любить себя – значит для меня сидеть дома с детьми, плавать в бассейне, быть наедине с собой в гостиной с пиалкой черники в руке».
«Когда я думаю обо всем ужасном, что Дон сделал для меня за все эти годы, мне все еще хочется убить его».
«Уверенность порождает успех, а успех порождает уверенность».
«Я не попал на Олимпиаду, но Кас продолжал лелеять мое эго, хвалил меня, делая меня уверенным в себе. И он превратил меня в тигра. Мне не нужны были деньги. Я просто хотел уничтожать людей. Я был просто машиной для уничтожения».

«Ну, рискните сказать что-нибудь в ответ. Вы имеете права подать на меня в суд, и тогда на эти деньги вы сможете купить себе гребаное кресло-коляску с замечательным моторчиком и туалетом, потому что оно вам потребуется».

— Майк Тайсон обращаясь к журналистам.

 

«Я не пытаюсь запугать соперника до боя. Это бессмысленно. Я запугиваю соперника, когда начинаю попадать по нему»

«Битва – испытание духа, но этого не видно за чисто физическим аспектом, который доминирует. Все мы хотим быть Ахиллесами, королями воинов».

«Жалею ли я о своей татуировке на лице? Нет! Из-за нее произошло много всего разного, и это лишь хорошие воспоминания. С другой стороны, благодаря татуировке ко мне подходит немало молодежи, которые узнают во мне Майка Тайсона именно по рисунку на лице».

— Майк Тайсон о своем тату в интервью Sports Illustrated.

 

«Я вернусь и возьму то, что люди должны мне».

«Стремление к величию — самый сильный наркотик в мире».
«Я бешусь. Потому что я мог бы заполучить светлое будущее гораздо раньше».
«Я хотел бы пять секунд побыть на ринге с убийцей Тупака».
«Дисциплина — это значит делать то, что ты ненавидишь, но в то же время любишь больше всего на свете».
«Герои и трусы чувствуют один и тот же страх. Герои просто ведут себя
по-другому».
«Настоящими друзьями могут быть лишь единицы, но иногда это не те кого бы мы хотели видеть в этой роли. Настоящими друзьями оказываются те кто ими оказываются. Это не те кого мы хотим, но те кто есть. Иногда мы хотим иметь именитых, обаятельных и привлекательных друзей, но они не хотят быть нашими друзьями. Так что иногда лучше не гнаться за журавлями в небе, а принять тех кто у нас по настоящему есть».
«Упорный труд и самоотверженность всегда окупаются».

«Моя жена открыла мне глаза на чувство благодарности, которого я прежде не знал. Всю свою жизнь я был примадонной, думал, что заслужил все, что имею. Но с тех пор я научился благодарить. Иногда я, правда, начинаю злиться, потому что она говорит мне: „Помнишь, когда у нас не было этого…“. Теперь у меня есть офис и деньги. Мы как будто на небесах, по сравнению с тем, как жили раньше. Но я все равно хочу большего. Ну, разве это не безумие?».

 

«Я люблю своих мальчишек, но мои дочери побуждают меня быть хорошим человеком. Я хочу, чтобы к моим девочкам относились так, как отношусь к ним я. Но я боюсь, что не могу заботиться о своей жене и детях так, как они этого заслуживают. Боюсь, что моя жизнь просто разрушится, и я окажусь бездомным лодырем. У меня так много страхов. Я боюсь дойти до отчаяния. Но я стараюсь».

 

«Я был бы просто бойцом, я никогда не хотел быть кем-то кроме бойца».

 

«Хочется верить, что мы отличаемся от тех обычных людей, которые работают с 9 до 5, что наши Мысли отличаются от их. Наши мысли и желания различны, именно поэтому мы добиваемся успеха, а они нет. Потому что мы верим, что мы другие. Потому что они не использовали возможность... Или потратили её на что-то другое...»

 

«Я стараюсь стать другим, мне не нравится тот человек, которым я был раньше. Я стараюсь искоренить в себе старые привычки, и мне порой очень неприятно вспоминать свое прошлое. Стараюсь не держать в себе зла — жизнь слишком коротка, чтобы тратить время на злость. Стараюсь тратить каждую секунду на то, чтобы у меня и вокруг меня все было хорошо — правда, до сих пор это не особенно получалось».

 

«Голуби для меня — лучший способ отдохнуть и успокоиться. В отличие от людей птицы не могут обмануть, они отвечают добром на добро, и когда ты о них заботишься, платят тебе искренней привязанностью. К сожалению, с людьми все бывает иначе».

 

«Я был не слишком-то спортивным ребенком и к тому же носил очки, так что местные хулиганы не оставляли меня в покое. Однажды они заставили меня таскать деревянные ящики в заброшенный дом. В одном из этих ящиков были голуби, и, увидев этих птиц вблизи, я просто влюбился в них — и эта любовь длится всю мою жизнь».

 

«Меня некому побить, а если и найдется такой боксер, то он явно не с нашей планеты».

 

«Вообще-то лично для меня самым памятным до сих пор остается поединок против великого боксёра Ларри Холмса».

 

«У меня было много денег, но у меня никогда не было поддержки».

 

" Я люблю бить людей. Правда. Все эти знаменитости до смерти боятся, что кто-то вдруг бросится на них. А я хочу, чтобы на меня нападали. Никакого оружия. Я и он. Я люблю бить людей, и я люблю бить их сильно ".

 

«Для меня это преимущество, что все мои соперники были ростом 1.90-2 метра — средний рост тяжеловеса и я чувствовал, что у меня преимущество, потому что я быстро двигаюсь, я очень низкий, и меня очень трудно ударить, и я могу хорошо взять рычаг для удара, не важно бью я вверх, прямо, вниз или вбок, я могу взять хороший рычаг».

 

«Думаю, что одной из причин, по которой я стал употреблять так много «кокса», явилось то, что во время своей боксерской карьеры я испытывал сильную физическую боль. Некоторые хоккеисты рассказывали мне то же самое. Тот, кто испытывает такого рода боль, не может ни с кем нормально общаться. Он – как лев с раненой лапой. Когда зверь ранен, он понимает, что на него могут напасть другие звери. Вот как я чувствовал себя, когда испытывал боль, – беззащитным и напуганным. И чтобы избавиться от этого чувства, ты употребляешь немного «кокса». Ты в комнате один, с «коксом», тебе хочется, чтобы с тобой была женщина, потому что чувствуешь вину от того, что принимаешь наркотик, а когда ты с женщиной, то чувство вины уходит».
«Я хочу, чтобы люди знали, как я прошел путь от неуверенного в себе ребенка – такого себе уличного мальчишки – до встречи с Касом Д'Амато, и тогда вдруг что-то щелкнуло в моем болезненном воображении: „Я бог, я непобедим!“ Это была дихотомия, которую я никогда не понимал — как я мог пройти путь от маленького воришки к человеку, против которого никто в мире не мог устоять?».
"Я никогда не был по-настоящему крутым, или каким-то убийцей — я становился крутым, когда на меня наводили камеру. Я говорил: «Смотрите! Все боятся меня!» Это было для меня, как наркотик — я сам подсел на свое собственное «кино».
"У меня было много тигров — целых три. Когда я сидел в тюрьме, мы работали над крупными сделками с Showtime и MGM. Мне позвонил один парень и сказал: «Ты можешь сидеть за рулем „Феррари“, а рядом с тобой будет сидеть тигренок». Я подумал: «Когда я выйду из тюрьмы, я хочу быть крутым чуваком. Я хочу, чтобы в моей машине был тигр. Я должен быть крутым».
«Я хочу умереть, будучи женатым. Я не хочу умереть от кокаина или от ликера. Один мой друг сказал: „Майк, не чувствуешь ли ты себя глупо, когда возишься с двумя маленькими детьми?“ Но это как раз то, что я хочу делать. Я хочу быть под каблуком. Я не хочу казаться крутым, когда мне будет 55 лет. Я хочу найти баланс, а не быть либо котенком, либо кровожадным агрессором. Я работаю над тем, чтобы найти этот баланс. Я хочу, чтобы моя жена любила меня. Я не хочу, чтобы она ушла от меня и забрала с собой наших детей».
«Люди спрашивали Фифти Сента после разговора со мной: „Как там Майк? С ним все в порядке? Тебе не было страшно? Он не бил тебя ногами, не пытался тебя съесть?“ И он сказал им, что это просто моя маска, что им нужно встретиться со мной самим, потому что им известно только мое воинственное выражение лица, когда я был высокомерным и злым».
«Я самый сильный боксер на этой планете, и никто не сможет меня побить, даже Майкл Спинкс».
“Когда я только начинал заниматься боксом, я знал, что не могу быть таким, как Мухаммед Али или Рэй Леонард. Я не мог выражаться так ясно, как они, моя речь была грубой. Я посмотрел на Роберто Дюрана, на то, как он говорил, как он показывал людям средний палец и говорил всякие сумасшедшие вещи. И я подумал: «Вот на кого я хочу быть похожим! Это безумный парень». А его бой с Леонардом вдохновил меня стать боксером — Рэй выбрасывал «водородные бомбы», а Дюран уклонялся от них, как балерина. Это было просто невероятно — я никогда больше не испытывал подобного чувства".

«Когда ты поднимаешься, друзья узнают, кто ты. Когда ты падаешь, ты узнаёшь, кто друзья.»

 

«Когда ты боишься или нервничаешь, то только ты знаешь об этом. Не давай остальным это узнать»

 

«Без дисциплины не имеет значения, насколько ты хорош, ты ничто! Когда-нибудь ты встретишь крутого парня, который выдержит самые твои лучшие удары. И будет продолжать наступать, потому что он сильный. Не лишайся силы духа и мужества. Это время, когда дисциплина вступает в игру.»

 

Когда я сидел в тюрьме, я был завален всеми этими пухлыми книжками. Этот Толстой — дерьмо. Люди не должны читать этот хлам.

 

«Смерть никогда не сравнится с жизнью. Нет ни одного примера, чтобы смерть была лучше, чем жизнь. Пока ты живешь, ты должен жить.»

 

«Никто не хочет вставать в 4 утра и идти бегать, когда еще совершенно темно, но это необходимо. Единственная причина, почему я это делаю так рано – это потому, что я верю в то, что никто другой не делает это. И это дают мне маленькое преимущество.»

 

«Страх — твой лучший друг и твой злейший враг. Это как огонь. Ты контролируешь огонь — и ты можешь готовить на нём. Ты теряешь над ним контроль — и он спалит всё вокруг и убьет тебя.»

 

«Сейчас для меня совершенно очевидно, что самое большое влияние на человека оказывают книги, которые он прочёл, и люди, которых он встретил. Вот что братья и сестры должны знать про книги: самое важное понимать прочитанное правильно. Хорошо уметь читать, но очень плохо уметь читать и не уметь понимать прочитанное.»

 

«Когда я дерусь с кем-то, я хочу взять его волю. Я хочу взять его отвагу. Я хочу вырвать его сердце и показать ему, как оно выглядит.»

 

«Если человек встает после падения — это не физика, это характер.»

 

«Мой тренер говорил: «Внимательно следи за своими мыслями, потому что твоя жизнь будет полностью отражать твои мысли. Если ты будешь нерешительным или испуганным — такой и будет твоя жизнь. Живи чистым разумом».»

 

«Если бы я не женился, я был бы другим человеком. Я бы остался тем же агрессивным негодяем потому, что я только это и умел — причинять боль другим людям.»

 

«Не каждый, с кем ты дерешься, твой враг и не каждый, кто тебе помогает, твой друг.»

 

«Человек, прощённый за предательство один раз, будет предавать тебя всю жизнь.»

 

«Настоящая свобода — это не иметь ничего. Я был куда свободнее, когда у меня не было ни цента.»

 

«Я мечтатель. Я мечтаю добраться до звёзд. Но если я упускаю звезду, я всё равно загребаю полную пригоршню облаков.»

«Я не мать Тереза. Но я и не Чарльз Мэнсон.»

 

«Если я умру завтра, то мои враги умрут сегодня.»

 

«В одно время много говорилось о том, что я прикладывал руки к своей первой жене Робин Гивенс. Все это вранье. Я и пальцем ее никогда не трогал. Любой, кто имеет хоть каплю здравого смысла, понимает, что если бы я ударил свою супругу, то попросту снес бы ей голову. Знаете, однажды я заплатил рабочему зоопарка в Нью-Йорке, чтобы он открыл его только для меня и Робин. Когда мы подошли к клетке с гориллами, там сидела одна, которая бросалась на всех остальных. Они казались такими сильными, но глаза их были невинными. Предложил смотрителю $10 000 за то, чтобы он открыл клетку и я смог ударить гориллу. Он отказался. Это о чем-то говорит?»

 

За несколько месяцев до того, как я завоевал свой первый титул чемпиона мира — в 1986 году, — рассказывал одному репортеру, что мои жизненные приоритеты — это спокойствие разума, большое количество денег и быть уважаемым человеком. Да, возможно, деньги закончились, но чем больше я остаюсь в трезвом уме, тем ближе ко мне две другие цели. Каждый день просто говорю себе: я буду сегодня трезвым. Не обещаю, что буду трезвым завтра. Но постараюсь.

 

«Люди думают, что я родился таким умелым, каким был в ринге. Они не знают, чего мне стоило стать таким. Каждый день тренировки, на которых приходилось снова и снова повторять что-то, пока не становилось больно. Глубоко в душе ты говоришь себе: „Я больше не хочу делать этого!“ Но опять продолжаешь. Самая трудная часть боя — тренировка. Верьте или нет, но простейший этап поединка — сам бой. За месяц до него единственное, о чем я думал, — тренировки. Нескончаемые. Я любил тренироваться, но иногда из-за постоянных повторений становилось скучно. Кто добровольно захочет вставать в четыре утра и идти бегать, когда на улице еще совершенно темно? Но это необходимо. Единственная причина, по которой я делал это так рано, — моя вера, что никто другой так не делал. И это давало мне маленькое преимущество»

 

«Я был богат и раздавлен. Несколько раз зарабатывал неплохое состояние и затем терял его. Меня называли животным и обращались со мной как с животным. Тем не менее я встречался с президентами и лидерами стран, и они обращались со мной как с самым почетным гостем. Просто я так проживаю свою жизнь и надеюсь, что люди примут меня таким, какой я есть. Со всеми моими взлетами и падениями».

 

Майк Тайсон о том как Кас Д'Амато начал вселять в него веру:

«Однажды он сказал: „Послушай, у тебя есть шанс изменит свою жизнь, ты особенный, ты не хочешь быть чемпионом, ты можешь стать чемпионом мира“. Я ему не поверил, а он сказал: „Серьезно, ты станешь чемпионом мира, ты можешь побеждать, ты просто должен в себя поверить“. Я смотрел на него и начал думать. Я решил что он сошел с ума, что он просто сумасшедший. Он сказал: „Попробуй, а если не получится тогда уйдешь“. Я согласился, я делал все что он мне говорил и побеждал. Я побеждал во всех чемпионатах. Если я начну вспоминать, то заплачу. Каждый чемпионат я побеждал потому что он говорил что мне делать. Я начал ему верить, начал приезжать в Нью-Йорк и меня там узнавали, я продолжал учится и изменил всю свою жизнь. Я понял что я могу, могу сказать честно».

 

Об Америке

«Я просто черный парень из логова беззакония. Черная фигура из недр беззакония. Я хотел бы быть правильным Майком. Но нельзя заставить правду и ложь идти вместе».

«Эта страна построена на насилии, рабстве, убийствах, деградации и преступности».

 

О боксе

«Я родился боксером? Нет. Если бы я родился боксером, я был бы верхом совершенства».

«Меня поставили в один ряд с Мохаммедом Али, Джо Луисом и Джеком Джонсоном. Но я добился большего, я популярнее их. Я самый величайший боксер в истории».

«Не могу поверить, что Мохаммед Али знает мое имя. Это поразительно. Мы впервые встретились в доме несовершеннолетних, где меня закрыли. Я никогда не забуду этого».

«Какая-то часть меня хочет безраздельной власти. Возможно, это звучит эгоистично, но это сидит во мне

«Я просто хочу завоевать людей и их души».

«Моя карьера закончилась в 1990 году».

 

О жестокости

«Я не хочу больше никому причинять боль. Например, я вижу муху, но у меня не поднимается рука прихлопнуть ее».

«Странно это чувствовать, но я больше не хочу быть жестоким, несмотря на то, что я заработал репутацию плохого парня. Я даже не знаю, что делать дальше. Я больше не хожу в стрип-клубы. Порой я даже не знаю, кто я вообще такой, ведь я не тот, кем привык быть. Нет, разумеется, я все еще не ангел. Я по-прежнему иногда похотлив. Но я ищу какого-то равновесия в жизни».

«Я не знаю того парня, который валил всех на ринге в 86-м и 87-м. Я не имею к нему никакого отношения. Я не знаю того, кто как-то сказал: «Я величайший боец от Бога».

«Думаю, что я свинья. Я смотрю на себя в зеркало и думаю: «Да это же свинья. Гребаный кусок говна».

 

О сексе + 18

Скрытый текст

«Нет совершенных людей. Джимми Шваггарт похотлив, Майк Тайсон похотлив. Но не в криминальном смысле, понимаете, о чем я? Я просто могу совокупляться чаще, чем другие. Я так многим пожертвовал в моей жизни, потерял так много денег, могу я теперь просто получить минет без участия тех, кто хочет упрятать меня за решетку?»

«Парни, вы написали обо мне столько плохого, что я не могу вспомнить, когда последний раз трахал порядочную женщину. По закону жанра я должен быть с одними суками и стриптизершами, вы мне сделали такой образ».

 

Об образе жизни

«Не удивляйтесь, если я буду вести себя, как дикарь. Ведь я дикарь».

«Вчера я грабил тайники с наркотиками, сегодня я самый молодой чемпион мира в истории. Я просто 20-летний парень, у которого много денег.

«Я тупой драчливый ребенок, которого грабят адвокаты. Я просто дурак, который думает, что достиг чего-то».

«По-настоящему свободным я был тогда, когда у меня не было ни цента».

«Вся моя жизнь – пустая трата времени. Я – просто провал».

«После того как меня признали банкротом, я спал в приютах для бездомных».

«Когда у меня были деньги, я был животным. Теперь я все потерял».

Об отношении к себе

«Я никогда не буду счастлив. Полагаю, я умру в одиночестве. По крайней мере я хотел бы этого. Я просто жалок. Я хочу куда-нибудь убежать».

«Я потерял человеческий облик. Я потерял уважение к себе. Я не милый парень, поэтому очень хорошо понимаю тех, кто не любит меня».

«Кто-то говорит обо мне: «Бедный парень». Это оскорбительно. Я ненавижу сочувствие. Я просто облажался, вот и все».

«Не вижу в своей жизни трагедии. Назовите мне еще таких банкротов, которые только что купили дом за 3 миллиона долларов и еще готовятся получить 6».

 

О семье

«Мой отец был сутенером, а потом стал дьяконом или что-то вроде того. Такие люди знают, как обращаться с женщинами. Но я обращаюсь с дамами хуже всех в мире. Они просто бегут от меня».

«Меня нельзя назвать хорошим отцом. Я очень щедр и добр к своим детям, но я не очень хороший отец».

 

О литературе и религии

«Мне нравятся депрессивные писатели. Фицджеральд – парень, который покончил жизнь самоубийством, — Хемингуэй, все эти ребята. Некоторые из них были алкоголиками и наркоманами, но они весело проводили время. Они были настоящими людьми. Они сформировали американскую литературу. Хемингуэй восхищался Толстым, Толстой восхищался Пушкиным, Мейлер восхищался Хемингуэем. Все великие связаны. Однажды я планирую сам написать книгу. Одна будет о дикой сделке моей мамы, которая верила в это общество».

«Мне кажется, я не приспособлен к обществу, в котором родился. Вокруг одни лицемеры. Все говорят, что верят в Бога, но не делают Божьих дел. Они делают все наоборот. Меня бросают гнить в тюрьму, а потом в воскресенье идут в церковь и говорят: Иисус замечательный, он вернется, чтобы спасти нас. Но они не понимают, что когда Иисус вернется, эти сумасшедшие жадные капиталисты убьют его снова».

«Ты умнеешь слишком поздно и стареешь слишком рано».

 

ОТКРОВЕННЫЕ ЦИТАТЫ МАЙКА ТАЙСОНА +18

Скрытый текст

— О детстве в Бруклине: «Там постоянно гудели полицейские сирены, грохали выстрелы. Люди получали ножевые ранения. Окна во многих домах были выбиты. Я стал нюхать кокс, когда мне было двенадцать, а алкоголь я пил с пеленок: мама давала мне джин, чтобы уснул».

— О приоритетах: «Я поставил себе цель переспать с таким количеством женщин, с которым только возможно. Мне было без разницы, как они выглядели. Лишь бы дышали».

— О своей роли в фильме «Мальчишник в Вегасе»: «Даже во время съемок я нюхал кокс».

— Об откушенном ухе Эвандера Холифилда: «Во время боя стал чувствовать усталость, я даже немного потерял сознание, но выброс адреналина вернул меня на ринг. Я просто хотел его убить. Я был в ярости. Я потерял контроль над собой».

— О фальшивом пенисе: «Перед боями я мог нюхнуть немного кокса и опрокинуть несколько рюмок. С кокаином вообще не было проблем, потому что он моментально выходит из организма в отличие от марихуаны. Когда мне предстоял допинг-тест, я подумал: „Эй, а почему бы не использовать на пробах фальшивый пенис, заполненный чьей-нибудь чистой мочой?“ Во время боев я был на такой же высоте, как гора Эверест».

— О СПИДе: «Вечером перед моим отъездом на Кубу я пришел к себе в номер вместе с парой стриптизерш. У меня порвался презерватив, когда я трахал одну из них. Когда женщина увидела это, она посмотрела на меня каким-то необычным взглядом. Я испугался, что заразился СПИДом. Хотя, может быть, она подумала, что я заразил ее».

— О четырехлетней дочери, которая погибла, случайно попав в петлю шнура от домашней беговой дорожки: «После ее смерти я понял, что вся моя жизнь до этого была ложью, и я начал новую жизнь».

— Об алкогольной зависимости: «Я отчаянно хочу выздороветь. Во мне сидит большая боль, я просто хочу от нее избавиться».

— О возвращении в тюрьму: «Иногда бывает, что я сижу и фантазирую о том, как бы кому-нибудь выбить наружу мозги. Так что я вполне могу отправиться в тюрьму на всю оставшуюся жизнь. Это не исключено».

— О трех годах в тюрьме, куда Майк попал за изнасилование: «Кстати, в тюрьме я не переставал заниматься сексом. Все три года я делал это: с гостями, со специалистами по наркозависимости. У меня было так
много секса, что даже не было сил ходить в спортзал».

— О промоутере Доне Кинге: «Когда я думаю обо всем ужасном, что Дон сделал для меня за все эти годы, мне все еще хочется убить его».

— О чемодане с миллионом долларов: «Как-то я забыл чемодан, в котором был миллион долларов наличными. У меня была бурная ночь, и я просто не помнил, где я его бросил. Через неделю деньги нашел мой ассистент».

— О Брэде Питте: «Когда мы столкнулись лицом к лицу, то Питт стал просить: «Эй, чувак, только не бей меня. Не бей меня. Мы просто проходили мимо».

— О самоубийстве: «Думаю, я ненавижу свою жизнь, я ненавижу себя. Если бы у меня были яйца, я бы убил себя».

 

«В это безумное время, когда я принимал всю эту наркоту и кувыркался со шлюхами, я каждый день слышал в своей голове голос Каса. Но мне было насрать, потому что он не был передо мной во плоти. Жизнь в этом мире для меня в то время не выступала в качестве основного приоритета. Теперь – да, теперь все, что я хочу, – это жить, но тогда, в самом расцвете своей жизни, она для меня ничего не значила. К тому времени, когда я стал чемпионом в двадцать лет, многие мои друзья либо умерли, либо были убиты. Некоторые из них были брошены в тюрьму на такой длительный срок, что, когда они освободились, они были зомби. Они не понимали, на какой они планете. Некоторые даже намеренно что-то совершали, чтобы вновь очутиться за решеткой».

«Когда я смотрю свои старые интервью — те вещи, о которых я в них говорил, я тогда думал: „Надеюсь, никто мне ничего не сделает за это“. Я до сих пор удивляюсь, как никто еще не “вынес” мне мозги. Я хотел быть крутым бойцом и забыл о том, что я человек».

 

Находясь на пике славы, я забыл, что такое спортивный образ жизни. Перед этим боем я не тренировался, вообще. Я употреблял алкоголь в больших дозах, и очень часто мои секьюрити просто тащили меня до ближайшей гостиницы. Жаль, что я так поздно отказался от употребления алкоголя в больших дозах. Но лучше поздно, чем никогда. Не так ли?

 

О том, как над Тайсоном издевались, когда он был в 6 классе:
Тайсон никогда не забудет, как с него постоянно срывали очки и швыряли их в проезжающие мимо машины. Или когда мальчики кинули их в цистерну грузовика для перевозки бензина, или когда разбивали их о стену школы, или когда их просто растаптывали. Тайсон: «Они разбивали мои очки раз за разом, а я стоял как полный дурак. А некоторые из них толкали и избивали меня, и я не осмеливался ответить им». Старшие ребята стали звать его «девчонкой» или «трусом» и смеялись над его очками и его неспособностью защитить себя. «Я просто очень боялся драться», – говорит Майк Тайсон. И вскоре Майк устал быть мальчиком для битья.

 

Как Кас Д’Амато помог ему:

«Люди думают, что я был рожден таким, какой я есть сейчас. Они не знают чего стоило стать таким как сейчас. Тренировки, когда приходится повторять и повторять что-нибудь пока тебе не станет больно. Глубоко в себе ты говоришь , я больше не хочу этого делать и опять продолжаешь тренироваться. Раньше я всегда думал, что был трусом из-за того, как я себя чувствовал. Кас был со мной, когда я в нём нуждался. Кас всегда объяснял, ты должен сам создавать свой характер и учиться быть лучше. Он отличался от всех, кого я когда-либо встречал, потому что идея для него значила больше, чем что-либо, больше чем деньги, больше чем здоровье, больше чем его жизнь. Он бы принес в жертву что угодно ради идеи, в которую он верил».

 

Кас Д’Амато часто говорил:

«Ты можешь быть чемпионом. Даже в молодом возрасте. И я верил в него. Я развил в нем такую уверенность в себе. И мы сделали это. Это была судьба. Что бы не случилось». И он говорил о временах, когда его может не быть рядом. Но он говорил: «Не смотря ни на что… работа должна продолжаться».

 

Из разговора с прессой после боя с Эдди Ричардсоном, 13 Ноября 1985 года, всего через девять дней после смерти Каса Д’Амато:

«Единственный способ, которым я мог заставить Каса гордиться мной – это стать чемпионом мира. Ничто не должно помешать этому. Я собираюсь биться через неделю и буду делать это лучше».

 

После победы над Бербиком и становления самым молодым чемпионом мира в тяжелом весе:

«Этого момента я ждал всю мою жизнь с момента начала занятий боксом… Бербик был очень силен… Я не думал что он будет так же силен как и я… Мой рекорд будет длиться вечно, его никогда не побьют… Я хочу жить вечно… Я отказываюсь проигрывать… Меня нужно будет убить чтобы победить… Я пришел чтобы выиграть титул чемпиона мира в тяжелом весе, что и сделал… Я хочу посветить свой бой моему великому настоятелю, Касу Д’Амато. Я уверен, что он смотрит на меня сверху, разговаривает со всеми великими боксерами и говорит, что мой мальчик сделал это… Я думал, что он был сумасшедшим белым парнем…он был гением…всё что он сказал  случилось».

 

Тайсон об уходе из бокса после победы над Спинксом:

«Дон Кинг думал, что я шучу, но когда он узнал, что мои намерения очень даже серьезны, он уже не смеялся. Я не хочу больше этого. Я любил бокс, но ничто не длиться вечно… Я решил, что время двигаться дальше».

«Когда звучит гонг, больше нет чемпионов и претендентов. Чемпион восходит на ринг, и чемпион покидает его. На ринге только два боксера, которые бьются за титул между этими двумя моментами».

«Я был подростком, и моей единственной целью было быть лучшим в мире. Когда люди говорят о старых боксерах, некоторые из них скажут «он хорошо двигался» и т.п. и я хочу, чтобы люди говорили обо мне так же».

 

Майк Тайсон о своем росте:

Когда я был молодым, я всегда думал: «Я карлик. Я никогда не выросту. Я никогда не смогу ничего сделать значительного, потому что я слишком маленького роста для любых видов спорта. Но затем я начал верить в себя и у меня все получилось».

 

О тренировках:

«Никто не хочет вставать в 4 утра и идти бегать, когда еще совершенно темно, но это необходимо. Единственная причина, почему я это делаю так рано – это потому, что я верю в то, что никто другой не делает это. И это дают мне маленькое преимущество».

«Самая трудная часть боя – это тренировка, потому что... верьте или нет, самая простая часть боя – это сам бой. За месяц до боя, единственное о чем я думаю – это только тренировки. Постоянные тренировки. Я люблю тренироваться, но иногда становиться скучно, потому что это постоянные повторения. Опять и опять одно и тоже, опять и опять».

«Настоящая свобода – это когда у тебя ничего нет. Я был свободнее, когда у меня не было ни цента».

 

После боя с Джеймсом Бастером Дагласом (первое поражение Майка Тайсона):

«Было то, что было. Я не один из тех, кто оправдывается».
«Я ожидаю с нетерпением своего возращения. Я потерял в жизни больше, чем выиграл, поэтому, поверьте мне, я понимаю, в какую ситуацию я попал, и  могу с ней справиться. Я могу справиться с неприятностями».

«Я испуган каждый раз, когда я выхожу в ринг. Все зависит от того, как к этому относиться. Вот то, что нужно делать, встать на ноги, сжать каппу зубами и сказать себе: «Поехали!».

«В боксе у всех идет все хорошо, за исключением самого боксера. Он – единственный, кто находится на скользкой дорожке. И кого все покидают, когда он теряет контроль. Он иногда становится безумным, прикладывается к бутылке, потому что на него оказывается постоянное давление, из-за которого люди теряют контроль над собой».

 

Майк Тайсон о том, что он отличный финишер (умение боксера закончить бой (нокаутом) после, например, нокдауна):

«Когда ты отличный финишер, ты быстро становишься популярным. Джо Льюис, Рей Робинсон, Рей Леонард – все они владели этим искусством в совершенстве. Когда была возможность, они выбрасывали на противника все, что имели. И роняли противника».

 

Майк Тайсон о дисциплине:

«Без дисциплины, не имеет значения насколько ты хорош, ты ничто! Когда-нибудь, ты встретишь крутого парня, который выдержит самые твои лучшие удары. И будет продолжать наступать, потому что он сильный. Не лишайся силы духа и мужества. Это время, когда дисциплина вступает в игру».

 

Майк Тайсон о смерти Каса Д’Амато:

«Когда я вставал утром, он всегда делал мне завтрак. Теперь его больше нет со мной. Я стараюсь делать то, что я делаю. Но кого это волнует? Я люблю свою работу, но я не счастлив быть победителем. Я бьюсь со всей душой, выкладываюсь по полной. Но когда все заканчивается, нет Каса, чтобы сказать мне как я выступил, нет матери, чтобы показать ей газетные вырезки».

«Сейчас я скажу что-нибудь и через 25 минут, в зависимости от серьезности того, что я сказал, это будет известно на другой стороне мира».

«У всех есть план ведения боя со мной до тех пор, пока я не нанесу свой удар».

 

И книгу оказывается написал Майк Тайсон о своей жизни под названием «Тайсон. Беспощадная Истина» — скачать можно с Облака Майл Ру. (На самом деле интереснейшая книга «про жизнь» — очень рекомендую к прочтению.)

Почитать сразу можно здесь: Майк Тайсон"Тайсон. Беспощадная Истина"

Все книги по боевым искусствам можно посмотреть в рубрике — Литература по боевым искусствам